Reykjavik

bjorg-smycken,bjorg-jewellery,1

Помните, я вас посылала в Осло, Копенгаген, Стокгольм, Хельсинки даже. Забудьте всё, начните жизнь с чистого листа и приезжайте в Рейкьявик!! Впрочем, Осло можно оставить, всё-таки я там живу))
Как я себе представляла Рейкъявик все эти десять лет, что (медленной лодкой в Китай) сюда собиралась? На пустынной продуваемой ледяными ветрами улице, по которой летают обрывки газеты «Рейкъявикские новости (газета выхолит раз в год), возле паба стоят три подмороженных туриста и греют руки об лося, а внутренности согревают крепким спиртом, настоянным на ягеле и морошке, прихлебывая его из железных кружек. Всё не так!
Рейкьявик оказался оживленным и очень туристическим городом, с огромным центром, набитым ресторанами, кафе, пивными, магазинами и арт-салонами! А на ярком солнце, которое заливает город с раннего утра и до позднего вечера, так вообще!
Но холод стоит, конечно, жесткий. Я привезла с собой куртку, но не взяла свитер. Так вот, свитер бы очень пригодился, как и шапка, от ветра лоб ломит.
В шумном и просторном аэропорту Кефлавик мне сразу понравилось, автобус бодро отвез нас к центру города, а там начались некоторые траблы. Сначала долго ждали такси с парой норвежцев. Пока стояли, договорились ехать вместе, ради экономии. Кстати, неплохая идея, поскольку в Исландии довольно дорого.
Затем я прибыла в свой отель, на этот раз не шикую, очень бюджетный. Как всегда, не прочитала описание на букинге, и на месте выяснилось, что у нас тут общие кухня, душевая и туалет на три номера. Впрочем, всё очень мило, включая не шумных жильцов. Стоимость же номера, тем не менее, вполне соответствует полноценному отелю в Европе.
Бросив вещи, сразу пошла в город, но ноги принесли меня сначала на набережную, до которой пять минут ходьбы. Здесь меня основательно встрепало зверски холодным ветром, и я тут же завернула, спасаясь от бронхита, в простой деревянный ресторанчик, на котором висела скромная вывеска: «Суп из лобстера».
Забегая вперед, скажу, что вчера я весь день лобстером питалась, а что поделать, если здесь это специалитет.
Сидела на скамье плечом к плечу с испанскими и китайскими туристами, условности отброшены, ела суп из огромной кружки, и никакого белого вина или даже пива, только лобстер, только хардкор!
Затем выпила крепчайшего исландского кофе в соседней кофейне, с кофе здесь всё в порядке, как и в Скандинавии, послонялась по набережной (вернее, ветер меня погонял), и двинулась в центр.
Центр меня потряс. Скоро буду дома, покажу фотки.
Может быть, именно в июле и августе здесь сезон (температура летом не поднимается выше 14 градусов), и поэтому народу так много, но Рейкьявик — это полный восторг!!
Свалилась спать очень рано, полету предшествовала полубессонная ночь, и выспалась так, как не высыпалась уже очень давно!!
Изначально собиралась смотреть только город, но теперь мне хочется и плыть смотреть тупиков (национальная птица Исландии), и китов, не говоря уже про Голубую Лагуну.
Кстати, у меня был когда-то знакомый исландец (вместе учились в школе в Ставангере), так он говорил, что в Рейкьявике зимой не бывает сильных холодов, и поэтому ехать туда можно далеко не только летом.

Реклама
Reykjavik

Mangold pie

fullsizeoutput_6dbb

Недавно с Шоном пекли пирог, сделали фото в стиле рустик, довольны, как дети. Инспирация пробила нас потому, что в наши северные края завезли наконец после долгой зимы овощи из Прованса, в том числе и мангольд. Мангольд печально вял на прилавке в момент моего посещения, видимо, в Осло никто кроме меня не знает, как хорош пирог из мангольда. Итак,
хороший пучок мангольда
тимьян
долька чеснока
1 яйцо
две ложки сметаны
50 г сыра пармезан
готовое слоеное тесто
Мангольд помыть и порезать, слегка обжарить в оливковом масле с тимьяном и крупно порезанным чесноком, чеснок выкинуть. Посолить.
Яйцо взбить со сметаной. Тесто раскатать, проткнуть вилкой, уложить на тесто овощи, залить яйцом со сметаной и посыпать тертым пармезаном.
В разогретую духовку на 180 градусов, минут на 40 или до готовности.

Mangold pie

Hong Kong Hong Kong

56178698_2282431268681804_3747097621295005696_o

В аэропорту Хитроу везде, даже в туалетах, играет успокаивающая музыка Вивальди. Интересно, это как-то связано с брекситом?..
Первое, что сделали по возвращению домой, это наварили кофе и с наслаждением его пили, собственно, пили кофе весь день до вечера, норвежские кофеманы вернулись в родные пенаты.
Гонконг — страна чайная, в отеле ограничивались чашечкой с утра, не люблю этот капсульный кофе, пить его можно, получать удовольствие — нет. В городе конечно есть кофейни, хипстерские, крафтовые, все как положено, в них сидит молодежь в белых кроссовках за ноутбуками Apple. Но кофе там — вопрос везения, где-то хорош, где-то странненький. Найти обратно кофейню с понравившимся напитком трудно, Гонконг нашпигован просто заведениями, пестрота невероятная, работает каждый сантиметр, некоторые из них вообще мистически-непонятного происхождения. Например, выскочила из кофейни, оставив там мужа, за какой-то мелочью на минутку, и тут же потерялась в мёбиусе улиц. В одном из закутков увидела сидящего на мешках белого кота, естественно, вломилась внутрь помещения, где за столом сидели пожилые китайцы с изрезанными добрыми улыбками медными лицами, и что-то перебирали, не пойми что, то ли контрабандный табак сортировали, то ли билеты на шоу карликов раскладывали по росту. Ко мне все дружно обернулись и осклабились в приветствии. Знаками показала, что имею желание фотографировать кота. Радостно закивали и отвернулись к своим делам, а кот, который спокойно сидел на мешках до моего появления и медитировал на внутреннего Будду, конечно же, сначала нелепо открыл рот, потом зевнул, потом отвернулся, потом обнажил клыки, а в конце вообще спрыгнул с мешков и показал мне взглядом на дверь.
Я выкатилась на улицу, с трудом нашла мужа, сидящего в кофейне над остывшим кофе.
Потом уже пришла мысль: а не опасно ли так врываться к дядькам в незнакомое помещение? А ну как почикали бы на мелкие куски ятаганами и расфасовали по пакетам? В голове с юности застряла фраза великого: «Никогда не доверяйте улыбкам азиатов!» И этот белый кот еще..
Или именно так начинается паранойя? 🙂

Hong Kong Hong Kong

Hong Kong zen

55949904_2281088138816117_6888958333957439488_o

Когда едешь в города, которые не входят в десятку общепризнанных лидеров, всегда существует риск. Может не понравиться, можно почувствовать себя неуютно, неоднозначно, не к месту. Однако важно съездить и составить собственное мнение, полагаться на отзывы других путешественников полностью нельзя. Обычно мне, как визуалу, отлично помогают фотографии, и, собираясь куда-либо, я в первую очередь бросаюсь искать фото в гугле. Но и этот способ не стопроцентный, бывает, что фотографии не передают.
Если город тебе понравился, объяснить внятно, почему, тоже трудно. Кто-то, приехав в Гонконг, увидит лишь серые бессмысленные коробки, а кто-то проникнется романтикой и духом этого удивительного города — микса азиатской и европейской культур, пропитается дымом курительных палочек в храмах и навсегда влюбится в Гонконг, совершенно неповторимый.
Кстати, мне всегда хотелось попасть в Гонконг, просто очередь до него никак не доходила. «Гоннконнг!» — словно гонг, звучало у меня в голове.
Я поняла, важно энергетически совпасть с городом, тогда попадешь именно в него, а не в нагромождение серых коробок обшарпанных зданий. Нам сегодня вечером улетать, а я уже хочу вернуться.
Да и улетать не хочу. У меня гонконгский синдром — дзен, который играючи пронзает здесь даже кота обыкновенного.

Hong Kong zen

New Orleans Jazz

Сегодня хочется из беспросветно дождливого Осло мысленно переместиться в солнечный Нью-Орлеан, штат Луизиана.

Вывеска «Вуду» и дрогнувшая рука, из-за чего фото вышло нечетким, оскаленные в вампирской улыбке зубы, крепко спящий кот в окне, похожий на неживого, район Мариньи, молодежный и безбашенный, в котором мы зависли у барной стойки, почему-то заказав крепкий напиток в 12 дня, странные личности, встречающиеся на пути. 

Рабовладельческий дух американского юга витает в воздухе. Экскурсия в кибитке, где парой лошадей правит бойкая громкоголосая женщина, «посмотрите направо, на верхнем этаже этого паба в прежние времена томились рабы».

И самое главное, сердце Французского квартала, Bourbon Street, где так еще сильны воспоминания о блистательном прошлом луизианского джаза.

Нью-Орлеан задел меня за живое, и я по нему теперь  остро скучаю.

 

New Orleans Jazz

February chronicles

52830385_2259024857689112_4568449918393384960_o

Итак, февраль. Тут мне пишут читатели, и каждого волнует вопрос: как испытать удовольствие в феврале? Рассказываю.
Во-первых, это практически невозможно. Февраль — месяц влажный, холодный, вот мне еще тут подсказывают, промозглый (ужасное слово!) Знаете такой трюк при приготовлении курицы: загнать ей под кожу сливочное масло перед запеканием. Я себе такого витка кулинарного мастерства даже не пророчу, но принцип понятен: февраль загоняет холод прямо под кожу.
В голове у меня так и гуляет вирус, я травлю его парацетамолом, травлю, а он и ныне там, бегает от уха до уха, злобно хохоча. Пишу сейчас под парацетамолом, так что проявите снисхождение.
Обычно я заранее настраиваюсь на особые страдания в феврале. Казалось бы даже неубиваемые мои гедонизм и жажду беспрерывно получать удовольствия легко уничтожить мертвецким дыханием февраля. Помните, как Остап Бендер говорил, что хирург с помощью обыкновенного скальпеля может причинить физическому телу намного больше страданий, нежели арсенал тяжелых пыток.
В общем, как видите, я не работаю над статьей «как прекратить страдания и начать жить.» Более того, каждый февраль я создаю бессмертные произведения, основанные на непереносимости зимы.
Однако в этом году у нас в Осло в феврале подозрительно тепло. Вчера смотрю, у поребрика изо льда робко пробивается росток пальмы (парацетамол, не забываем, парацетамол изменяет сознание).
Пошли вчера мужу куртку покупать. Покупать что-либо со мной в феврале — изощренная пытка. Обычно я заставляю спутника мерять куртки со скоростью восемьсот курток в секунду, а тут раз, и практически с первого попадания мы приобретаем вещь. Муж был так счастлив, что даже напялил ее на себя тут же у кассы.
Вышли из магазина, сэкономленные секунды куда теперь девать? Решили праздновать, покупка куртки, не хрен собачий. Отправились в ресторан индийской кухни Der peppern gror, очень популярный в нашем городе. Это экзистенциальное название можно перевести примерно как «Где растет перец», или что там они имели ввиду, когда покурили, и как это вообще соотносится с индийской кухней, впрочем, неважно. И вот, сначала мы боролись за получение столика, пришлось ждать и наматывать голодные круги вокруг локации, затем наконец угнездились за столиком, взяли по бокалу кьянти (в феврале лучше пить красное, оно согревает внутренности, это вам и эскимосы скажут, и индусы). И тут нам приносят потрясающую баранину на косточке, сначала, как интимно сообщает меню, маринованную в имбире и других специях, потом зажаренную на гриле, и мясо просто мягко падает на дно желудка и растворяется в красном вине, непередаваемые ощущения. Муж грызет свою курицу тикка, мы с ним в индийском всегда заказываем одно и то же, стабильность — признак психической неуравновешенности.
К концу ужина я понимаю, что и не хочу любить жизнь, и не могу не любить. И нечем наслаждаться, а приходится. Нет ресурсов жить, а жизнь прекрасна.
Вышли из ресторана, над нами возвышались два столпа городской ратуши, теряясь вершинами в облаках (откуда ночью облака, простите художника), а между ними стоял густой туман, сквозь который настырно пробивался свет газовых фонарей.
С одной стороны, ехать в Осло следует в период с мая по октябрь, с другой стороны, зимой здесь чудовищно красиво, даже сердцу больно. Цвет неба кобальтово-синий или пыльно-фиолетовый и другие эффекты.
Решили посидеть в соседнем баре, чтобы справиться с чувствами. Тут мне из Праги позвонили. Во время телефонного разговора торжественно начали бить колокола, а из бара вышла барменша и накрыла меня пледом.
Ребят, ну и как продолжать страдать в таких условиях, когда жизнь невыносимо прекрасна?

February chronicles

Strange job

 

IMG_4831

Моя самая странная работа — сторож на телефонной станции!

Это была моя самая короткая работа, я проработала на станции всего одну ночь! И эта ночь стоит того, чтобы о ней рассказать подробно:) В юности жила одна, училась в университете и постоянно где-то подрабатывала. Одной из самых долгих моих работ была должность санитарки в НИИТО, Новосибирском исследовательском институте травматологии, ортопедии и нейрохирургии. Работала в травме, у нас были самые безбашенные больные во всей больнице! Надо быть очень беспокойным человеком, чтобы схлопотать травму головы)) Работа в НИИТО дала мне незабываемый опыт и подарила лучшую подругу. Об этом периоде тоже не мешает рассказать подробно, но сегодня у нас на повестке дня телефонная станция.

Итак, я устроилась сторожем на телефонную станцию. Мне казалось, это работа мечты — пришел на смену, небрежно расписался в журнале, подождал, пока все работники разойдутся, и спи себе до утра на уютном топчанчике, который красовался в сторожке на видном месте вполне легально.

Но я не знала, что являюсь законченным параноиком, не знала вплоть до той знаменитой смены.

Сначала все было хорошо, я читала книжку и жевала бублик. Собиралась лечь поспать, как все нормальные сторожа, ближе к полуночи. Но внезапно шумы телефонной станции начали действовать мне на нервы. Первой пришла элегантная мысль: а что, если не все работники покинули телефонную станцию? Не, ну серьезно, кто их там считал, сколько пришло-сколько ушло! Да и войти на станцию в течение дня мог любой (маньяк), мог схорониться под столом в конце рабочего дня, а потом, после полуночи, маньячина выйдет и набросится на меня! 

С большим трудом удалось унять воображение, пообещать себе, что сегодня маньяка точно не будет, и уложить себя на топчан, пропитанный беспокойными снами сторожей с других смен.

И я даже чуть было не уснула, но в последний раз решила открыть глаза и убедиться, что всё хорошо.

Маньяка не было. Но на столе, прямо напротив меня, стоял рослый таракан и смело смотрел мне в глаза.

Как ужаленная вскочила я со спального рабочего места и простояла оловянным солдатиком до самого утра по стойке смирно, ровно посередине сторожки, подальше от мест, где могли базироваться тараканы.

Я страшно, патологически боюсь тараканов с самого детства. Маньяк — да это же просто детский сад какой-то по сравнению с его мерзейшеством тараканом!

Наутро я покинула здание телефонной станции, чтобы больше никогда туда не возвращаться 🙂

Strange job