Pizza day

Сегодня, после долгих колебаний, я решила устроить расслабон, иначе говоря, пицца-день. Знаете эти выходные дни в пижаме, ходить лохматой, вернее, даже не ходить, а переползать с одной мягкой поверхности на другую. А пицца, конечно, настоящий символ разврата и вожделения. Итальянцы задумывали явно что-то другое, когда изобрели свой открытый пирог с помидорами, несомненно что-то другое. Как случилось что это, пусть и не изысканное, но стильное и лаконичное блюдо превратилось в кусок теста, истекающее горячим сыром и перемещающееся в разные концы города в неброских картонных коробках. Замечали, что мужчины довольно резистентны к пицце, спокойно пришел в пиццерию, без истерики заказал, размеренно съел, оставив края недоедеными, выпил кофе, расплатился, ушел, и как будто ничего не было. Женщины же прячутся по домам, лохматые и в пижамах, с горящими глазами, дожидаются курьеров с плоскими картонными коробочками в руках, хищно хватают пиццу, бросают курьеру деньги, и быстренько запираются с пиццей, сгорая от желания остаться с ней один на один. Пицца — друг человека.

На фото пицца из пиццерии в Лондоне, невероятно популярной. За очень небольшие деньги приносят гигантскую пиццу, которая полностью покрывает поверхность стола. Можно заказать половину пиццы одну, половину — другую. Та, что с плечом ягненка, особенно хороша. Впрочем, кто я такая, чтобы навязывать вам свои вкусы. Тем более, мне только что принесли пиццу.

 

 

Реклама
Pizza day

Bleu Turquoise

Влюбилась в парфюм Armani Prive Bleu Turquoise без памяти. Мне в магазине дали пробник, и я его тестирую теперь каждый день, к нему неудержимо тянет.
Аромат стойкий, легко переносит ночь на теплой коже запястья. Терпкий, смолянистый, вызывающий, как поцелуй дракона. С поцелуем дракона — отличное сравнение, на поцелуй дракона решиться в здравом уме трудно, но после того, как поцелуй произойдет, наступает неожиданное умиротворение.
Раскрывается долго, страстно. Плывет по воздуху, как ладья, набитая восточными красавицами.
Верхние ноты: ладан, соль и черный перец.
Средние ноты: иланг-иланг, нагармота и индийский жасмин.
Базовые ноты: ваниль, сандал и мох.
Имя парфюмера, смело смешавшего все эти ингредиенты — Aurelien Guichard.
Неясно, что такое нагармота, наверное, какая-то индийская пряность, хотя в слове есть также что-то японское. Непонятно, Aurelien мужчина или женщина, впрочем, это совершенно неважно.
Аромат вне сезона, вне времени, без половой принадлежности.

Bleu Turquoise

#it’s Christmas

Птица поет в моей голове
И мне повторяет, что я люблю,
И мне повторяет, что я любим,
Птица с мотивом нудным.
Я убью ее завтра утром.
Жак Превер

А еще надвигается пора Рождества, время безумных растрат и фальшивого золота, мерцающего в темноте просторных холодных залов.
В это время хочется быть старым английским лордом, плюнуть на лондонскую суету и занудных титулованных родственников, уехать в родовой замок на границе с Шотландией, прихватив верного лабрадора, закутаться там в уютный клетчатый плед и прихлебывать виски из широкого низкого толстостенного бокала, сидя в старом кресле возле пылающего камина, а любимую трубку разбить о голову не вовремя пришедшего почтальона, выхватить из рук его дурацкие рождественские открытки и развеять их мелкие обрывки над бескрайним суровым полем, окружающим замок и подпирающим границу с Шотландией.
Уфф…
А если учесть, что я не являюсь английским лордом, нет у меня лабрадора, нет замка, я люблю своих родственников и до сих пор рождественская пора в Норвегии мне не опостылела, то… Остается только прихлебывать виски.

#it’s Christmas

Love story

11549192573_320758dd5f_z

Алевтина варит холодец уже который час и размышляет о том, как всё достало. Ещё один Новый год, ещё один холодец и вечный оливье. Как бы хотелось изменить всё в один момент!.. Помешивая варево большой ложкой, Алевтина смотрит в образовавшуюся воронку, смооотрит..
.. Огни огромного зала, Алевтина стоит в центре, упакованная в шуршащее черное платье, которое сидит комплиментарно на её полноватой фигуре. В высокой причёске чёрная роза, на ногах поблескивают туфли. Мессир — рядом с ней, его слова льются прямо в уши: «Алевтина, звезда моя.. Всё отдам за то, чтобы вечно быть рядом с тобой..» Холёной рукой, сверкая перстнями, мессир наливает в свой бокал черно-красное вино, в другой — змеиный яд, ставит бокалы на поднос. Зал полон обычной публикой мессира: убийцы, утопленники, повешенные. Все возбужденно шевелятся, звенят бокалами со змеиным ядом.
Вдруг на пороге появляется.. муж Алевтины. Лысина, очки, потертый серый костюм, муж подслеповато и недоумённо щурится на огни, на публику, и неизбежно приближается к подносу с угощением. Да как он сюда попал!..
Мессир отворачивается на секунду, и в этот момент Алевтина ловко меняет бокалы местами.
.. Запах пригоревшего холодца возвращает её на кухню. В дверях стоит муж в полосатой пижаме, лысина, очки весело блестят. В руках у него шуршащий пакет с туфлями.
— Дорогая, шёл мимо магазина, клянусь, ещё вчера его там не было! Купил тебе в подарок. Звезда моя!.. Что там с холодцом?

Love story

Four seasons

fullsizeoutput_6311

Люди делятся на тех, кто печет банановый хлеб, и кто не печет.
Еще люди делятся на тех, кто переносит зиму, и кто не переносит. Те, кто не переносят зиму, делятся на тех, кто уезжает зимой на зимовку, и тех, кто стиснув зубы, сурово выживает в снежных реалиях северной страны.
Остановимся на каждом пункте поподробнее))
Банановый хлеб — что о нем говорить, вон он гордо улыбается с фотографии, он знает, что существовать с ним в ноябре гораздо комфортнее.
Люди, которые отлично переносят зиму, всегда вызывали у меня зависть, смешанную с восхищением. Я родилась в Сибири, и еще в Новосибирске наблюдала, трясясь в мехах (и бриллиантах) за полубогами, краснощекими, в вязаных шапочках, ярких спортивных курточках, утепленных штанах, с лыжами в руках спешащими на проложенную такими же энтузиастами лыжню. Наши миры никак не пересекались, я смотрела на них сквозь двойное стекло изо льда.
Вместо того, чтобы (бросать курить) вставать на лыжи, я увлеклась чтением книг Ремарка, где подробно описывался быт героини с легочным заболеванием, одетой в потрепанный свитер и греющей руки о чашку с горячим шоколадом в синеватых снегах высокогорного швейцарского курорта. И это пронзительно грустное сочетание разреженного воздуха, ледяного шампанского, разлагающей роскоши довоенной Швейцарии, кончающихся денег, любви и вялой страсти, неминуемой смерти от чахотки — всё это давало силы пережить чудовищную сибирскую зиму.
Люди, уезжающие на зимовку в теплые края, неуверенно улыбаясь, видеобложат о том, как прекрасно им находиться в горячих и пыльных песках юговосточной Азии вместо снежных барханов родной страны. За кадром остаются гигантские насекомые, наводящие ужас на блогеров, не привыкших к крупной шевелящейся живности в своих северных пенатах, укусы ящериц, тайфуны и наводнения, отравления переспелым бананом и аборигены, на каждом шагу пытающиеся продать отдыхающим заветренные бусы и темные очки позапрошлогодней коллекции. И бутылку рому.
Люди, мужественно переживающие зиму в заснеженном родном городе, проводят свои дни возле отопительной батареи. Узники отопительной батареи, они передвигаются в пледу от камина до фисгармонии, везде оставляя за собой кружки с остывшим грогом и огрызки яблок. Согревая сердца сериалами типа «Спасатели Малибу», а руки на брюшке теплого кота, зимовщики на дому периодически проверяют календарь на предмет приближения июня и посылают человека за шоколадками в ближайшую лавку.
Собственно я не отношу себя ни к одной из перечисленных категорий, я плохо переношу все сезоны, где бы ни находилась. И даже банановый хлеб на фотографии — не моих рук дело. Никогда, никогда не читайте Ремарка

Four seasons

SHEPHERD’S PIE

25697525951_19cf34a71c_c

Англичанам не раз доставалось за их непритязательную кухню, и неудивительно, если критиками выступали французы со своими изысками, испанцы с паэльей, итальянцы с ризотто, португальцы с катапланой. Среднестатистическому британцу требуется, в сущности, всего три вещи для гастрономического удовлетворения: бургер, фиш энд чипс и сыр чеддер. Про любимый сыр в Британии даже существует шутка:
— Вы знаете о том, что во Франции имеются сотни сортов сыра?
— Это только потому, что они еще не добрались до чеддера!

Шутки шутками, а не проникнуться очарованием неяркой британской кулинарии, прожив в Лондоне три года, невозможно. Все эти сконы с clotted cream и клубничным джемом, трехярусные тарелки с игрушечными бутербродами и пирожными, словно декорации к сказке «Алиса в стране чудес», важно величаемые «Afternoon tea», фиш паи, паи с рубленным мясом, яйца бенедикт, устрицы и лобстеры на каждом углу, а пресловутый бургер в Британии вообще доведен до совершенства.
Британскими фермерами просто молча восхищаюсь.
Культ домохозяйки высоко стоит в Британии, журналы пестрят кулинарными рецептами и советами, как улучшить традиционную воскресную индейку или испечь тарт с сезонными продуктами. Надоело торчать на кухне — пожалуйста, ведущие магазины Британии предлагают доставку полного рождественского обеда на сколько угодно персон, а супермаркет гиганта Marks and Spencer вообще специализируется на полуфабрикатах, имея в ассортименте огромное количество блюд, которые нужно всего лишь довести до готовности в духовке в какие-то десять минут.
Сегодня мы с Шоном готовим Shepherd’s pie, простое блюдо, без которого немыслима кухня типичной хозяйки, идеально подходящее к холодному сезону.

Упаковка бараньего или говяжьего фарша 500 г
три крупных картофелины
сливки (или молоко)
два желтка
1 луковица
1 морковь
2-3 ст. ложки томатной пасты
вустерский соус (говорят, можно заменить соевым)
розмарин
орегано
соль
черный перец
пармезан (граммов сто как минимум)

Очистить картофель и поставить вариться в подсоленной воде.
Разогреть сковороду, добавить немного растительного масла и слегка обжарить фарш, постоянно помешивая.
Вынуть готовый фарш из сковороды и отставить в сторону.
Луковицу мелко порезать, морковь потереть на крупной терке. Обжарить обоих на сковороде до золотистого цвета, добавить фарш, перемешать, слегка потушить, положить томатную пасту и специи.
Пармезан потереть на терке.
Картофель потолочь со сливками, добавить два желтка, всыпать две трети пармезана, посыпать перцем и перемешать.
В форму укладываем фарш, сверху картофельное пюре. Посыпаем пармезаном, ставим в разогретую до 200 градусов духовку на 15-20 минут.
Наслаждаемся.

SHEPHERD’S PIE

Bjørg

bjorg-smycken,bjorg-jewellery,1

У нас тут есть дизайнер украшений Bjørg, полу-талантливая, полубезумная. Полу-талантливая — тут я не права, конечно, безусловно талантливая. Полубезумная — и здесь не права, безумная, совершенно безумная! Это такое нордическое безумие, замешанное на сочетании белых снегов, скрипящих под ногой полярника как кокаин, дыхании смертного холода, пылающего огня в камине, психически-спокойно горящих свечей в недвижном воздухе ноября, ну и пиво в смеси с крепким алкогольным напитком акивит делает свое дело.
Я пришлый на севере, конечно, и суть нордического безумия мне до конца не понять, до краев в него не погрузиться.
Вы посмотрите картинки и все поймете. Бьорг нордически гениальна. Хотя первая коллекция ее украшений мне нравилась больше, я купила из нее голову вороны в темном серебре, с тусклыми безжизненными бриллиантами вместо глаз, безвольно висящую на длинной цепи.
Еще мне страшно нравилось серебряное кольцо в виде головы кролика, но не купила.
От коллекции веяло романтикой охоты, северным беспределом. Кочевник на северах, вдали от запретов гринпис, питается парной медвежатиной, ездит на собаках, которые в любой момент могут превратиться из неприкосновенного запаса в прикосновенный. Север чуж и дик, и необуздан.
Именно эти мотивы ясно читаются в дизайне Бьорг.
Мне внезапно страшно захотелось кольцо с головой кролика. Ринулась в интернет — нету, распродано. Тайный орден северян — носителей колец в виде головы кролика сомкнул свой круг.
Север, дикая прелесть.

Bjørg