Some writer’s rutine

Писатели неорганизованные, как барашки. Если мужчины еще не чужды конкретике и планированию (хотя, смотря какие мужчины, бывают такие раздолбаи, что ах), то женщины — разброд и шатания. Разброд по торговому центру и шатания в модных бутиках.
То она с утра хандрила, потом ей позвонила подружка, и они договорились ударить по мороженому, но это только начало блестящего дня. Через пару шариков ванильного на арене появляется просекко (просекко — это не просека в дремучем лесу, а итальянский игристый напиток, который ушлые итальянцы рекомендуют употреблять в любое время суток, без ограничений). Затем, ну, вы знаете. Дискотека, цыгане, медведи, катание на конях. Записная книжка испещрена телефонами случайных кавалеров, «я сама тебе позвоню, красавчик».
Олдскульная записная книжка в ходу для того, чтобы не вынимать из сумочки мобильный, заходящийся от истерических звонков издателя.
Под утро — персиковый беллини, или бейлиз, а может, и виски. Чо нет. Виски — это выстрел в виски, доставка тела домой и беспробудный сон с тревожными сновидениями до полудня.
Если писатель не пьёт, то с утра экзистенциальный хандрёж, поиск смыслов, звонок подружки неизбежен, как и ванильное мороженное в торговом центре. Мировая печаль из-за недоступности брендовой сумки ввиду задранных циничными производителями цен. Затем, по накатанной, просекко, цыгане, беллини. Писатель не пьёт, но подружке-то пить никто не запрещал! И ей надо кому-то излиться, и чтобы кто-то следил, пока она катается на конях, флиртует с кавалерами, тестирует виски, а потом кто-то должен волосы подержать и отвезти бездыханное тело по месту проживания. Тут, знаете ли, не до осмысленных разговоров с издателем по телефону.
Такой вариант, писатель не пьёт, и подруг занесла в черный список, чтобы не мешали работать. Шопинг под запретом, тело на диете. С утра хандрила, потом внезапно улучшилось настроение, написала пару абзацев. Выпила кофе, четвертый кофейник, накрыла волна — я бездарность, никто меня не читает, и читать не будет. А если прочтёт — то проклянёт, и будет прав. Смысла нет в этой полной бессмысленности бессмыслице. Не поехать ли в город, развеяться и поесть мороженое. Поглазеть на просекко, шанели, медведей, познакомиться с серьёзным непьющим человеком, на перспективу, найти себя в домашнем хозяйстве, раз не получается в творчестве. Телефон вообще дома забыт, за ненадобностью.
Разброд и шатания. Нас сомненья грызут. Согнать писателей в бункер, запереть, велеть работать быстро и продуктивно. Обещать бокал просекко за каждую главу в энное количество печатных знаков. Держать в чёрном теле, кормить мороженым редко. Неизбежно упадёт качество нетленок.
Выхода нет 🙂

Реклама
Some writer’s rutine

Some writer’s rutine: 7 комментариев

  1. Рада возможности оставлять комментарии. А ты к какой половине относишься? 🙂
    Красиво и интересно пишешь, всегда взахлеб читаю!.. Правда.
    Кажется, что из тебя льется текст сам собой, настоящее творчество!..)
    А про бухлишко — это правда. Помогает писать и вообще выворачивает мысли.)

    Нравится 1 человек

  2. «С утра хандрила, потом внезапно улучшилось настроение, написала пару абзацев» — Пару абзацев… Круто! И.А.Бунин, (как сейчас помню)))) порой весь день сидел над одним предложением. Наверное, от недостатка таланта… (К сведению: я — зануда редкая.)

    Нравится 1 человек

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s