He’s a cat

У меня есть взрослый сын, и когда-то он был маленьким. Очень маленьким. Смутно помню прежние времена, это как просматривать старую потрескавшуюся киноленту, совершая эксцентричный ретро-поступок в наш дигитальный век. Помню, что первые три года своей жизни он дал мне жару. Это был такой ребенок, который не спал, орал и постоянно требовал маму. Айфонов не было, и успокоить ребенка было решительно нечем. Глядя на чужих ангелоподобных детей, мирно спящих в колясках, и их умиротворенных и ухоженных мам, я, мягко говоря, недоумевала, почему такая несправедливость имела место при раздаче младенцев. Почему нам достался такой беспокойный ангел.
Однако по сравнению с тем, что вытворяет Шон, это были неяркие северные цветочки. Малышу идет второй год, и с утра до вечера в доме звучит: «Шон! Что ты делаешь!! Перестань!!!» Мы уже не раз обсуждали, что если бы мы завели парочку младенцев, и то было бы поспокойнее. Правда, не знаю, кто доверил бы нам младенцев, но это так, гипотетически.
Вот только что Шон стянул со стола длинную веревку и быстро-быстро жрал ее, чтобы успеть до того, как я его настигну. Догнала, вынула из Шона веревку (успела ухватить за кончик!), выкинула в мусор.
Каждое утро Шон приходит ко мне в постель и нешуточно кусает мои ноги. Я уже так привыкла, что если иной раз не приходит, я беспокоюсь.
Всё, что исполняет этот кот, не описать, тем более, что интеллигентный человек не должен абсолютно все рассказывать своим читателям. Особенно, если это касается других людей (котов). Надо иметь какие-то границы и в них держаться 🙂
Дело в том, что у нас были два британских кота до внедрения Шона на территорию нашей семьи. Коты прожили долгую, красивую и аристократическую жизнь. Мы не можем поверить, что Шон принадлежит к той же породе, что и наши любимцы. Возможно, это какой-то сбой генетической программы, либо новый вид британцев повышенной выживаемости. Если так дело пойдет, то скоро на планете останутся одни британские коты.
Хотя и здесь сомнения. Дважды кот выбрасывался на нашу покатую крышу с балкона, а уж сколько делал попыток — не счесть. Спасали, рискуя собственными шкурами. Упасть с нашего шестого этажа — вероятность смерти 98 процентов. Сколько раз я пыталась объяснить это Шону, бесполезно. Кот неадекватен.
Я бы хотела получить за воспитание Шона медаль. Хотя бы шоколадную.

Реклама
He’s a cat