February chronicles

52830385_2259024857689112_4568449918393384960_o

Итак, февраль. Тут мне пишут читатели, и каждого волнует вопрос: как испытать удовольствие в феврале? Рассказываю.
Во-первых, это практически невозможно. Февраль — месяц влажный, холодный, вот мне еще тут подсказывают, промозглый (ужасное слово!) Знаете такой трюк при приготовлении курицы: загнать ей под кожу сливочное масло перед запеканием. Я себе такого витка кулинарного мастерства даже не пророчу, но принцип понятен: февраль загоняет холод прямо под кожу.
В голове у меня так и гуляет вирус, я травлю его парацетамолом, травлю, а он и ныне там, бегает от уха до уха, злобно хохоча. Пишу сейчас под парацетамолом, так что проявите снисхождение.
Обычно я заранее настраиваюсь на особые страдания в феврале. Казалось бы даже неубиваемые мои гедонизм и жажду беспрерывно получать удовольствия легко уничтожить мертвецким дыханием февраля. Помните, как Остап Бендер говорил, что хирург с помощью обыкновенного скальпеля может причинить физическому телу намного больше страданий, нежели арсенал тяжелых пыток.
В общем, как видите, я не работаю над статьей «как прекратить страдания и начать жить.» Более того, каждый февраль я создаю бессмертные произведения, основанные на непереносимости зимы.
Однако в этом году у нас в Осло в феврале подозрительно тепло. Вчера смотрю, у поребрика изо льда робко пробивается росток пальмы (парацетамол, не забываем, парацетамол изменяет сознание).
Пошли вчера мужу куртку покупать. Покупать что-либо со мной в феврале — изощренная пытка. Обычно я заставляю спутника мерять куртки со скоростью восемьсот курток в секунду, а тут раз, и практически с первого попадания мы приобретаем вещь. Муж был так счастлив, что даже напялил ее на себя тут же у кассы.
Вышли из магазина, сэкономленные секунды куда теперь девать? Решили праздновать, покупка куртки, не хрен собачий. Отправились в ресторан индийской кухни Der peppern gror, очень популярный в нашем городе. Это экзистенциальное название можно перевести примерно как «Где растет перец», или что там они имели ввиду, когда покурили, и как это вообще соотносится с индийской кухней, впрочем, неважно. И вот, сначала мы боролись за получение столика, пришлось ждать и наматывать голодные круги вокруг локации, затем наконец угнездились за столиком, взяли по бокалу кьянти (в феврале лучше пить красное, оно согревает внутренности, это вам и эскимосы скажут, и индусы). И тут нам приносят потрясающую баранину на косточке, сначала, как интимно сообщает меню, маринованную в имбире и других специях, потом зажаренную на гриле, и мясо просто мягко падает на дно желудка и растворяется в красном вине, непередаваемые ощущения. Муж грызет свою курицу тикка, мы с ним в индийском всегда заказываем одно и то же, стабильность — признак психической неуравновешенности.
К концу ужина я понимаю, что и не хочу любить жизнь, и не могу не любить. И нечем наслаждаться, а приходится. Нет ресурсов жить, а жизнь прекрасна.
Вышли из ресторана, над нами возвышались два столпа городской ратуши, теряясь вершинами в облаках (откуда ночью облака, простите художника), а между ними стоял густой туман, сквозь который настырно пробивался свет газовых фонарей.
С одной стороны, ехать в Осло следует в период с мая по октябрь, с другой стороны, зимой здесь чудовищно красиво, даже сердцу больно. Цвет неба кобальтово-синий или пыльно-фиолетовый и другие эффекты.
Решили посидеть в соседнем баре, чтобы справиться с чувствами. Тут мне из Праги позвонили. Во время телефонного разговора торжественно начали бить колокола, а из бара вышла барменша и накрыла меня пледом.
Ребят, ну и как продолжать страдать в таких условиях, когда жизнь невыносимо прекрасна?

Реклама
February chronicles