Hamburg stunning cold

Пока мои друзья наслаждаются французской ривьерой, Италией и Испанией, я навещаю Гамбург, насквозь продуваемый морскими ветрами. Холод и лёд на неунываемом северном солнце, но здесь очень круто!!
При всей моей любви к Осло, это они здорово придумали, всё позакрывать, город заморозить, и праздновать свою пасху без свидетелей. В Гамбурге же всего на один день, сегодня, закрыли магазины, большинство ресторанов и кафе открыты, в туристических местах сегодня было полно невоцерквлённого народу.
Гамбург — город-рокнролл, бедовый, портовый, понравился очень!
Если следить за моим инстаграмом, то кажется, что я только и делаю, что прожигаю жизнь. Не кажется, я прожигаю жизнь! Убедитесь сами: @maorino.no

Реклама
Hamburg stunning cold

Some writer’s rutine

Писатели неорганизованные, как барашки. Если мужчины еще не чужды конкретике и планированию (хотя, смотря какие мужчины, бывают такие раздолбаи, что ах), то женщины — разброд и шатания. Разброд по торговому центру и шатания в модных бутиках.
То она с утра хандрила, потом ей позвонила подружка, и они договорились ударить по мороженому, но это только начало блестящего дня. Через пару шариков ванильного на арене появляется просекко (просекко — это не просека в дремучем лесу, а итальянский игристый напиток, который ушлые итальянцы рекомендуют употреблять в любое время суток, без ограничений). Затем, ну, вы знаете. Дискотека, цыгане, медведи, катание на конях. Записная книжка испещрена телефонами случайных кавалеров, «я сама тебе позвоню, красавчик».
Олдскульная записная книжка в ходу для того, чтобы не вынимать из сумочки мобильный, заходящийся от истерических звонков издателя.
Под утро — персиковый беллини, или бейлиз, а может, и виски. Чо нет. Виски — это выстрел в виски, доставка тела домой и беспробудный сон с тревожными сновидениями до полудня.
Если писатель не пьёт, то с утра экзистенциальный хандрёж, поиск смыслов, звонок подружки неизбежен, как и ванильное мороженное в торговом центре. Мировая печаль из-за недоступности брендовой сумки ввиду задранных циничными производителями цен. Затем, по накатанной, просекко, цыгане, беллини. Писатель не пьёт, но подружке-то пить никто не запрещал! И ей надо кому-то излиться, и чтобы кто-то следил, пока она катается на конях, флиртует с кавалерами, тестирует виски, а потом кто-то должен волосы подержать и отвезти бездыханное тело по месту проживания. Тут, знаете ли, не до осмысленных разговоров с издателем по телефону.
Такой вариант, писатель не пьёт, и подруг занесла в черный список, чтобы не мешали работать. Шопинг под запретом, тело на диете. С утра хандрила, потом внезапно улучшилось настроение, написала пару абзацев. Выпила кофе, четвертый кофейник, накрыла волна — я бездарность, никто меня не читает, и читать не будет. А если прочтёт — то проклянёт, и будет прав. Смысла нет в этой полной бессмысленности бессмыслице. Не поехать ли в город, развеяться и поесть мороженое. Поглазеть на просекко, шанели, медведей, познакомиться с серьёзным непьющим человеком, на перспективу, найти себя в домашнем хозяйстве, раз не получается в творчестве. Телефон вообще дома забыт, за ненадобностью.
Разброд и шатания. Нас сомненья грызут. Согнать писателей в бункер, запереть, велеть работать быстро и продуктивно. Обещать бокал просекко за каждую главу в энное количество печатных знаков. Держать в чёрном теле, кормить мороженым редко. Неизбежно упадёт качество нетленок.
Ну или такой выход: Ольга Соломатина.
Всё помягче-то будет

Some writer’s rutine

I just called to say I love U

Марта — это не женщина, а мартовский морок какой-то, именно в ее честь орут мартовские коты, но от ужаса, а не от восхищения.

Остался вчера у нее до утра, и сегодня, чертыхаясь, пытаюсь побриться в тесной ванной. Как может женщина довести место, призванное служить чистоте, до такой катастрофы?.. К стаканчику с одинокой зубной щеткой, уныло повесившей щетину, прикоснуться противно. Ржавая бритва мерзко ухмыляется, предвидя моё появление небритым в офисе. Остальное великолепие убранства даже описывать не буду, пусть состояние коврика и полотенец останутся на совести беззастенчивой Марты, это катакомбы какие-то, а не ванная комната.
Выходя, задеваю лицом повешенный на веревке лифчик, вот, даже лифчик не выдержал ужаса неприбранного бытия и повесился.
На кухне у Марты — матерь божия, отныне я буду называть ее Федорой. «Федорино горе» читали? С потолка свисает несвежая паутина, в ней погибли ужасной мучительной смертью несколько осенних мух, а сейчас у нас весна на календаре, между прочим.
Сковорода на плите заплыла жиром, в кофеварке варили яйцо да там его и оставили, а я так хотел выпить чашечку кофе!.. Именно поэтому и рискнул забрести в катакомбы номер два, сердце нерадивой хозяюшки, хотя страшно было заходить, признаюсь! Я не смогу побороть отвращение и сварить кофе в посудине, где лежали яйца, а ну как сальмонеллёз?
В гостиной у Марты — приличнее, но это если не включать свет. Не включаю, дабы не потревожить велотренажер, на котором сушится видавшее виды полотенце. На низкой тахте перед телевизором смятый плед, на пледе — остатки разгульного одинокого вечера Марты, коробка из-под китайской лапши, бутылка с недопитым холодным чаем, две палочки для суши.
Палочки Марта воткнула в стоящий рядом сухощавый кактус, видимо, когда услышала мой звонок. О женщина, способная довести до обезвоживания кактус!..
Захожу в спальню, и вот она, воин-повелительница кактусов и мух, спит без задних ног. Владычица мужских сердец, нанизанных на шампур неуправляемого вожделения, медленно тушеных в соусе неземного наслаждения.
В спальне у Марты, жрицы любви с изощрениями, полный порядок. На люстре висят мои брюки, закинутые туда в порыве  яркой страсти. Белая рубашка лежит возле кровати, на ней неоднократно топтались красивые задние Мартины ноги. Пиджак тоже помят, да еще и украшен пятном от красного вина, рассматриваю его внимательно: отдать в чистку или сразу выбросить.
Я приходил вчера к Марте, собственно, чтобы сделать ей предложение. Вот мой букет роз лежит, уже изрядно завядший и чуть взлохмаченный. С чего я, дурак, подумал, что у Марты имеется ваза.
На моё предложение Марта, похоже, не ответила отказом. Я предложил ей побыть моей всего один лишь вечер.
А жениться я буду, как нормальный мужчина, на Гертруде. Я проведу свои дни в аромате свеже-испеченных пирожков, словно в деревне у любимой бабушки.
Я не вижу здесь никакого подвоха. В сущности, обе женщины будут тотально одиноки, что Гертруда, что Марта. Да и я.
I just called to say I love U

Cities

Отношения с городами складываются непросто, когда в городе — жить, а не наведываться с коротким энергичным алкогольным визитом. Много где жила, но только два города сумели поймать меня, как бабочку, и надолго удержать в своих крепостных стенах. Это Новосибирск и Осло, такие разные, но в чем-то похожие, северные, чопорные, холодные и дикие.
Всегда чувствовала личность города, всегда. Новосибирск — он как скучный, серый и невыносимо формальный научный работник, закончивший университет и имеющий ученую степень, но корни-то его — народные! Поэтому иногда, сорвавшись с резьбы, Н-ск напивается в хлам и ведет себя, как его ссыльные родственники. Никогда не было у нас взаимопонимания, днём он неприветлив, неразговорчив, вечно занят, дымит трубами заводов, как заведённый, вечерами либо закрывается в квартире типовой пятиэтажки, либо ожесточённо гуляет в лихих кабаках, куда приличным девушкам вход заказан.
Осло — господин сурового вида, в котелке и с тростью. Отстранен, необщителен, склонен оценивать собеседников по ему одному ведомой шкале. Большей частью молчит и не смотрит в глаза, и дела ему до тебя нет. Однако происхождение этого аристократа известно — фермеры и рыбаки, поэтому тоже может гульнуть широко, плотно закрыв двери от любопытных посторонних.
Отчего тебе дан город тот или иной? Задумывалась не раз. Уехать в принципе — плёвое дело, но что-то же держит, как на привязи! Неспроста это, ох неспроста.
Новосибирск — вырваться из его равнодушных объятий удалось, хотя и не без труда. И больше меня туда калачом не заманишь. Встречали людей, которые уезжали из родного города, и больше туда ни ногой? Я из таких. Страшно, а ну схватит за ногу и принудит продолжить срок наказания.
Осло — отчего так любим? Да он же идеален для писателя, которому следует держать себя в одиночестве. Больше не встречала города на земле, где можно бродить по улицам в полнейшем вакууме, словно привидение. Ничто не нарушит уединения, никто. Не это ли необходимое условие для того, чтобы написать что-то стоящее. Всегда собран, трезв, выбрит и подтянут, всегда с собою один на один.

Cities

Birthday babe

Шону сегодня ровно год!
Первичные испытания кота прошли успешно!
В ходе эксплуатации выяснилось, что кот любит:
маму, ошиваться на кухне, запрыгивать на шкафы и с грохотом сбрасывать вниз различные предметы, лежать в ванной в раковине и созерцать суетливых людей, которым не терпится умыться;
птиц, балконную жизнь, сидеть у человека на груди и втаптывать его (человека) в диван, спать на гладильной доске.
Попытки заставить кота не сидеть/не лежать на столе, а также не ходить по столу как по асфальту, к устойчивым результатам не привели.
Характер: не британский, не нордический, не русский. Какая-то неизвестная науке мышь. Также напоминает внешне куницу и бурундука. Хвост от енота, а нога у него кенгуриная.
Очень выносливый и совсем не обидчивый. Поджопник для него так, мелочь жизни! На агрессивных дураков не обижается))
Кот еще ни разу не принимал душ и не был за границей.
Хороший кот, всем бы такого!

Birthday babe

love u baku

Вчера вечером ехали из ресторана в гостиницу, через четыре часа самолет. Попался нам разговорчивый водитель, я сказала, что мы скоро улетаем, он спросил: «А горящую гору вы видели?» Нет, не получилось, отвечаю, придется еще раз в Баку наведаться.
«Так значит вы самого главного не видели! Давайте поедем, горящую гору как раз надо в темноте смотреть, полтора часа езды дотуда.»
Во мне на секунду шевельнулось безумие, чисто русская спонтанность, когда рискуя рейсом самолета, едешь куда-то на раздолбанном такси бакинской ночью, смотреть на какую-то круглосуточно тлеющую гору, как будто без лицезрения ее жить невозможно.
Но нет, более на такие подвиги я не способна. Я способна на другие.
Я вернулась из Баку, но знайте, он теперь как та гора, горит во мне, болит во мне! Азербайджанцы, как я буду дальше жить без вашего гостеприимства, внимания и дружелюбия, кто, черт возьми, будет теперь кормить меня, вертеть кутабы, сбивать мацони, жарить шашлык, заворачивать нежный бараний фарш в виноградные листья!

Атмосферный, выразительный, немного неприкаянный, ничейный и трогательный город! Когда такси везло нас ночью в аэропорт, по холодным продрогшим улицам, сквозь запотевшее стекло автомобиля нежно дрожал, смутный, в дымке, то ли город, то ли мираж.

love u baku

Food in Baku 2

Так, про баранину я вам уже рассказывала?.. Шучу, шучу, хотя сегодня в первый раз заказали шашлык, вкус знакомый с детства, и он был бесподобен. Но моему мужу не понравилось! Я сдвинула две брови во стрелу, но вспомнила, что всё остальное он наворачивает будь здоров, даже айран пьёт, так что ладно, Кавказ и я, мы его прощаем)) Шашлык пришлось завернуть и взять с собой, чтобы в отеле романтично есть мясо и вино, в сумерках. По дороге встретили голодного кота, которого от души накормили шашлыком.
Каким-то образом наш тур перетёк в гастрономический, и это печаль, но противостоять местным соблазнам нету сил. Скоро мы доедим барана, и можно будет лететь обратно в Осло.
Однако не бараном единым! Ходили сегодня в Дворец Ширваншахов, культурно обогащались. Вечером собираемся в Азербайджанский Театр Оперы и Балета на балет «Семь красавиц».
Гуляли по красивой набережной вдоль Каспийского моря, которое отчетливо попахивает нефтью. Линия застройки современного города несколько напоминает Дубай.
Старина и современность, а также местный колорит!
Вы меня простите великодушно, но я вдруг вспомнила, что в ресторанах подают тарелку, на которой лежат два-три зеленых огурчика, каких в европейских супермаркетах не сыщешь, помидоры, перец острый, и груда зелени: укроп, петрушка, кинза, фиолетовый базилик! В первый раз в жизни пробовала гранатовое вино. Несравненные бакинские сладости, пахлава и шакербура, чай с чабрецом!
В общем, меня не теряйте

Food in Baku 2