stake and basil

Самое интересное происходит, когда мы с Шоном остаемся одни. Например, вчера решили мы стейк пожарить. Я нашла какой-то рецепт в интернете, Шон говорит, ну давай этот возьмем, какая разница, вроде он мням. Я с некоторым скепсисом отнеслась, там надо было стейк положить на раскаленную сковороду-гриль и жарить его по семь минут с каждой стороны.
В общем, раскалили мы сковороду, начали жарить стейк, на пятой минуте включилась сигнализация. Мы убавили пыл, огонь, но продолжали жарить, оба упертые. На десятой минуте (стейк был уже на другом боку) в наши апартаменты ворвались пожарные.
В общем, позорище. Шон исчез куда-то, не любит гостей, а мне пришлось с пожарными объясняться.
«Что жарим?» — строго спросил главный пожарный.
«Стейк!» — ответила я, и это был единственный предмет для гордости, типа, не яичницу с помидорами какую-то спалила, а его величество Стейк.
Ну, еще я налюбовалась на пожарных, конечно, на одном из них была полная аммуниция: на спине какие-то баллоны для тушения (стейков) огня, устройство для наблюдения в дыму, переговорное устройство, именно в него он веско рапортовал: «Все нормально, это был акт приготовления еды».
Пожарные ушли, а я бросилась искать Шона. Переволновалась, ну нет нигде его! Оказалось, залез под кровать в комнате сына и глухо сидел там, пожарных вообще на дух не переносит, видать.
Стейк наш отдавал горечью пожарищ. Сказала Шону: не знаешь, как готовить, так не лезь с советами! Промолчал.
Вот такие у нас тут пироги, такие стейки.

Да! Все забываю вам сказать: у меня расцвел базилик!
Ребят, бывает такое в жизни, крокодил не ловится, только зубы насмешливо скалит, упрямо не растет кокос. Бывает, все выпало из рук и укатилось куда-то хрен знает. И нет ни слов, ни музыки, ни танцев. Но расцветает он. Базилик.
Я желаю вам всем, знайте, всегда в жизни наступает момент, когда расцветает базилик.

Реклама
stake and basil

Oslo today

На наш город надвигается тепловая волна. 27 градусов, и ни градусом меньше, таков (вердикт) прогноз синоптиков.
Во-первых, я не припомню такого жаркого лета в Осло, вроде бы было когда-то давно. Как кадры киноленты, в памяти мелькает: вот мы с подругой купаемся в Осло-фьорде, она загорелая как черт.
Во-вторых, я вообще не помню, когда я в последний раз наслаждалась жаркой летней погодой, которую очень любила раньше, много лет назад, до переезда в северные Европы! За три лета в Лондоне ни разу не выходила на улицу без кардигана! (А также без карбюратора, кинжала и штопора, дурацкая шутка, не обращайте внимания)
Однако, как ни странно, Осло летом гораздо перспективнее Лондона. Порылась в записях и нашла заметку от 24 мая 2012-го года, явно свидетельствующую о том, что лето было! Вот она:

«У нас тут что творится-то.
Все дни моего пребывания в Ствг светит неумолимо солнце, жарко, хорошо.
Мы с подругой вчера грилили у моря, развалившись на белых камнях, красота.
А сегодня вечером мы возвращаемся в Осло, где по прогнозу целую неделю температура будет зашкаливать аж за 27 градусов. Кстати, при местной влажности это жесткая температура.
Даже не верится, неужели боги погоды смилостливились над Норвегией, где уже три года лета не было, и послали в нашу сторону луч жары, вот спасибо им за это.
Я сегодня хочу походить пофотографировать Ставангер, который блестит и переливается на солнце как гигантская жемчужина.
Позавчера видела в порту огромный многоэтажный лайнер, наверное, ушел уже, жаль.
Когда чайка летит, и смотришь на нее снизу, она так уморительно складывает ножки.»

Ну и ретро-фото из Осло, с чайкой, уморительно сложившей ножки

Oslo today

Coffee in Hamburg

Какие-то места трогают за живое. По непонятным причинам. Вот у меня никак не выходит из головы Гамбург. И у вас, мой читатель, тоже наверняка есть такое место.
А если.. А вдруг, когда человек спит последнюю ночь в понравившемся ему городе, а чувства такие как правило взаимны, Город приходит и долго любуется спящим человеком. После чего бесшумно уходит. А через пару минут клон человека, прозрачный как сонное облако, поднимается с кровати и, даже не бросив прощальный взгляд на свой крепко спящий оригинал, исчезает в закоулках города?
А что если мой клон до сих пор бродит по Гамбургу, слоняется по пристани, глазеет на бородатых капитанов с сиплыми (йо-хохо, и бутылка рому!) голосами, гуляет по Рипербану, без рислинга пьяный, не знаю даже что еще делает..
И как только отпустило — значит, клону конец, он недолговечен, облако рассеялось, наваждение растворилось в воздухе.
Думаете, это все мои фантазии? Уверены? В этом мире, где даже чашка кофе за вами наблюдает?

Coffee in Hamburg

Big in Japan

Вот вы где вчера были? А я в Катаре, город Доха, слыхали про такой? Прилетела туда Кувейтскими, ой, то есть, Катарскими авиалиниями, это такие чудесные авиалинии, что я готова отныне летать только ими! В полете нас беспрерывно баловали, разве что в попу не целовали, я так привыкла к роскоши, что не знаю, как буду дальше без нее обходиться)
В салоне нас было немного, еще бы, кто по своей воле решит покинуть Осло) Переднее кресло расположено на приличном расстоянии, можно разметать ноги в произвольной позиции, приносят красивое меню, где главное блюдо выбираешь из трех вариантов, а не отвечаешь на дежурный вопрос «курица или рыба». Весь полет проходящие мимо стюарды спрашивают, не желает ли чего мадам, на что мадам капризно отвечает, что хотела бы еще бокальчик красного вина, и его приносят незамедлительно.
А сегодня я прибыла в Токио, и совсем недавно стояла на станции Синдзюку, раскрыв рот, и любовалась на высотные здания.
Здесь тепло, это вам не Осло какое-нибудь, Осло проводил меня холодным ветром и изрядной порцией дождя, чтобы уж совсем ни о чем не жалеть.
Мне всегда было интересно, как поведет себя японская земля после того, как я ступлю на нее ногой. По-моему, она ко мне благосклонна, хотя после многочасового перелета все смешалось у меня в голове, рыба, курица, красное вино.
Прилетела вечером и не видела еще город в свете дня. В самолете познакомилась с японкой, которая помогла мне найти автобус, отправляющийся на мою станцию, я купила билет и через пять минут мы уже поехали.
Если хотите увидеть город будущего, вам надо прилететь в Токио. Я вообще в шоке. Здесь высоко технологично, а японцы нечеловечески функциональны.
Аэропорт поразил чистотой, нигде ни пятнышка, ни мусоринки. Дороги ровные, как будто их асфальтировали вчера.
Я остановилась в респектабельном отеле, им в принципе довольна. Номер оказался небольшой, но не микроскопический, как я боялась, начитавшись отзывов путешественников. Как выбирала отель, это был какой-то кошмар. Два дня смотрела отели, дело в том, что именно в это время все решили приехать в Токио, не только я одна, поэтому выбор был ограниченный. Сутки я решала, в каком районе лучше поселиться. Наконец выбор пал на Синдзюку, правильный ли он был, поймем завтра.
Заселилась в номер, спустилась вниз. У меня всегда была мечта: вечер, Токио, я иду по улице, (а навстречу мне осьминог) и заворачиваю в суши-ресторан, заказываю суши и запотевший бокал Асахи. Мечта осуществлена!
Всё остальное, кимоно, гейши, самураи, отцветшая сакура, борцы сумо, косметика шисейдо — завтра, завтра.

Big in Japan

Travel costs

Сегодня вспомнила, как во время нашего путешествия на Филиппины, я столкнулась с другим менталитетом, как людей, так и страны 
Наша поездка имела захватывающее, романтическое начало: на празднике, посвященном дружбе между норвежским и филиппинским народами, в зале, наполненном сотнями людей, мой муж выиграл единственный билет на Филы и обратно.
Вместо того, чтобы спокойно предоставить ему ехать навстречу счастливой судьбе, я увязалась следом.
В результате в Себу меня зверски покусали мошки, я подцепила местную инфецию, которая обезобразила мое прекрасное лицо, на Боракай я приехала, принимая антибиотики горстями, с кислым и поеденным насекомыми фейсом, красное вино, которое я упрямо употребляла, имело прогорклый вкус, массаж не помогал расслабиться, и по дороге на остров я умудрилась заболеть бронхитом.
Мой прекрасный план по захвату Филов с прилетом в Бусуангу, ради баунтиподобного пляжа, перелетом в Себу, исключительно чтобы увидеть шоколадные холмы и смешных зверьков тарсиеров, которые живут всего в двух местах нашей планеты, данной нам в ощущениях, и с финальным визитом на сказочный Боракай, нанесшим контрольный удар по моим ослабленным инфекцией и бронхитом нервам, короче, мой план потерпел полное фиаско. Вот так меня встретила Азия, загадочная и интересная, и с тех пор я побаиваюсь ее и держусь на расстоянии))
А вспомнила я смешной случай в аэропорту, куда персона моя прибыла кашляющая и с отечным лицом. Перекусывая дим-самами в кафе, мы познакомились с филиппинским деятелем телевидения, который, находясь в состоянии in the zone, а возможно, и stoned, задавал нам острые репортерские вопросы, а мы, скучные европейцы, придавленные инфекционными несчастьями, постигшими нас, не могли ответить ничего вразумительного)
А когда мы шли к самолету, ко мне подбежали молодые и прыткие работники аэропорта, и предложили доставить меня к трапу в коляске!!
О перегруженный предрассудками человеческий мозг! Я не могла себя представить в коляске, в роли пожилого инвалида в темных очках на перекошенном лице, и я упустила блестящую возможность прикатить к самолету на колеснице, запряженной двойкой работников порта!
В Боракае я еле дождалась окончания срока (заключения) отдыха, и Филиппины остались в файлах моих как сказочное место, в котором я вроде была, но в сказку не попала

Изображение

It’s a cat’s life

Представляете, живёте вы у себя дома, а там кроме вас живёт маленькое полосатое животное. И оно ходит такое по дому, стуча коготками по половицам, дела у него какие-то срочные под диваном, а на кухне так вообще, там база.
Оно как-то коммуницирует с вами, коммюнике этакое, смотрит безумными желтыми глазами, если не понимаете, раздражённо кричит.
Вы просыпаетесь, вытягиваете ногу, она упирается во что-то теплое-полосатое. Животное тут же приходит, встаёт всеми лапами вам на грудь, начинает покровительственно смотреть в глаза, мурчать и облизывать вашу руку.
Первое время вы полны спокойной решимости воспитать его как полагается. Вы без устали объясняете, что нельзя ходить по столу, или драть ваше любимое кресло, или скидывать на пол со шкафа памятные вашему сердцу предметы.
Но по мере того, как неуправляемая любовь к этому мелкому зверю затопляет всё ваше существо, вы идёте ко дну и оттуда безвольно наблюдаете, как он делает всё, что хочет.
Сейчас пишу, на столе стоит ваза с белыми хризантемами.
(Кстати, это пугающие хризантемы, неубиваемые, самурайские. Стоят уже две недели кряду, и как живые. Пристрелить?)
Шон опускает лапу в вазу, в воду, вытаскивает и облизывает лапу. Наблюдаю без ярости. Мой животный и растительный мир.

It’s a cat’s life

Travel as a dream

У каждого свой идеал женщины, вот мой: дама сидит в аэропорту и что-то пишет в своем ноутбуке. Сегодня Брюссель, а завтра ей в Париж по делу срочно. Ясно, что у меня пол-ленты таких, а сейчас начинается сезон, и будут лётать только так, по всем направлениям, полосуя небо авиалайнерами.
Кстати, стать таким человеком довольно легко, надо просто предать, отдать и по ветру развеять всё то, что вам было очень дорого: налаженный быт, уютнейший дом, сверкающий лимузин в гараже, грядки, круглый год плодоносящие ананасами.
Ну или как-то сочетать два этих мира, по возможности, не делая ни из одного из них культа.
У меня же пауза, в Осло пришла неласковая весна (я её ещё часто называю хмурая-небритая), на любое приветливое слово поливает всех холодным дождём, солнце она спрятала надёжно где-то в Испании, я на балкон сегодня выходила с зонтом.
В такие моменты человек варит азиатский суп. Данный суп подсмотрен автором во время перелёта Гамбург-Осло, в журнале нашей лучшей в мире компании norwegian. Летайте norwegian, и всё у вас будет офигенно (реклама проплачена рецептом пресловутого супа).

Чтобы не смешивать в кучу самолёты, путешествия, кулинарию, мои ценнейшие жизненные советы и сравнения погодных условий на разных континентах, рецепт супа выйдет следующим эшелоном.
Love and piece.

Travel as a dream