Hong Kong Hong Kong

56178698_2282431268681804_3747097621295005696_o

В аэропорту Хитроу везде, даже в туалетах, играет успокаивающая музыка Вивальди. Интересно, это как-то связано с брекситом?..
Первое, что сделали по возвращению домой, это наварили кофе и с наслаждением его пили, собственно, пили кофе весь день до вечера, норвежские кофеманы вернулись в родные пенаты.
Гонконг — страна чайная, в отеле ограничивались чашечкой с утра, не люблю этот капсульный кофе, пить его можно, получать удовольствие — нет. В городе конечно есть кофейни, хипстерские, крафтовые, все как положено, в них сидит молодежь в белых кроссовках за ноутбуками Apple. Но кофе там — вопрос везения, где-то хорош, где-то странненький. Найти обратно кофейню с понравившимся напитком трудно, Гонконг нашпигован просто заведениями, пестрота невероятная, работает каждый сантиметр, некоторые из них вообще мистически-непонятного происхождения. Например, выскочила из кофейни, оставив там мужа, за какой-то мелочью на минутку, и тут же потерялась в мёбиусе улиц. В одном из закутков увидела сидящего на мешках белого кота, естественно, вломилась внутрь помещения, где за столом сидели пожилые китайцы с изрезанными добрыми улыбками медными лицами, и что-то перебирали, не пойми что, то ли контрабандный табак сортировали, то ли билеты на шоу карликов раскладывали по росту. Ко мне все дружно обернулись и осклабились в приветствии. Знаками показала, что имею желание фотографировать кота. Радостно закивали и отвернулись к своим делам, а кот, который спокойно сидел на мешках до моего появления и медитировал на внутреннего Будду, конечно же, сначала нелепо открыл рот, потом зевнул, потом отвернулся, потом обнажил клыки, а в конце вообще спрыгнул с мешков и показал мне взглядом на дверь.
Я выкатилась на улицу, с трудом нашла мужа, сидящего в кофейне над остывшим кофе.
Потом уже пришла мысль: а не опасно ли так врываться к дядькам в незнакомое помещение? А ну как почикали бы на мелкие куски ятаганами и расфасовали по пакетам? В голове с юности застряла фраза великого: «Никогда не доверяйте улыбкам азиатов!» И этот белый кот еще..
Или именно так начинается паранойя? 🙂

Hong Kong Hong Kong

Hong Kong zen

55949904_2281088138816117_6888958333957439488_o

Когда едешь в города, которые не входят в десятку общепризнанных лидеров, всегда существует риск. Может не понравиться, можно почувствовать себя неуютно, неоднозначно, не к месту. Однако важно съездить и составить собственное мнение, полагаться на отзывы других путешественников полностью нельзя. Обычно мне, как визуалу, отлично помогают фотографии, и, собираясь куда-либо, я в первую очередь бросаюсь искать фото в гугле. Но и этот способ не стопроцентный, бывает, что фотографии не передают.
Если город тебе понравился, объяснить внятно, почему, тоже трудно. Кто-то, приехав в Гонконг, увидит лишь серые бессмысленные коробки, а кто-то проникнется романтикой и духом этого удивительного города — микса азиатской и европейской культур, пропитается дымом курительных палочек в храмах и навсегда влюбится в Гонконг, совершенно неповторимый.
Кстати, мне всегда хотелось попасть в Гонконг, просто очередь до него никак не доходила. «Гоннконнг!» — словно гонг, звучало у меня в голове.
Я поняла, важно энергетически совпасть с городом, тогда попадешь именно в него, а не в нагромождение серых коробок обшарпанных зданий. Нам сегодня вечером улетать, а я уже хочу вернуться.
Да и улетать не хочу. У меня гонконгский синдром — дзен, который играючи пронзает здесь даже кота обыкновенного.

Hong Kong zen

New Orleans Jazz

Сегодня хочется из беспросветно дождливого Осло мысленно переместиться в солнечный Нью-Орлеан, штат Луизиана.

Вывеска «Вуду» и дрогнувшая рука, из-за чего фото вышло нечетким, оскаленные в вампирской улыбке зубы, крепко спящий кот в окне, похожий на неживого, район Мариньи, молодежный и безбашенный, в котором мы зависли у барной стойки, почему-то заказав крепкий напиток в 12 дня, странные личности, встречающиеся на пути. 

Рабовладельческий дух американского юга витает в воздухе. Экскурсия в кибитке, где парой лошадей правит бойкая громкоголосая женщина, «посмотрите направо, на верхнем этаже этого паба в прежние времена томились рабы».

И самое главное, сердце Французского квартала, Bourbon Street, где так еще сильны воспоминания о блистательном прошлом луизианского джаза.

Нью-Орлеан задел меня за живое, и я по нему теперь  остро скучаю.

 

New Orleans Jazz

February chronicles

52830385_2259024857689112_4568449918393384960_o

Итак, февраль. Тут мне пишут читатели, и каждого волнует вопрос: как испытать удовольствие в феврале? Рассказываю.
Во-первых, это практически невозможно. Февраль — месяц влажный, холодный, вот мне еще тут подсказывают, промозглый (ужасное слово!) Знаете такой трюк при приготовлении курицы: загнать ей под кожу сливочное масло перед запеканием. Я себе такого витка кулинарного мастерства даже не пророчу, но принцип понятен: февраль загоняет холод прямо под кожу.
В голове у меня так и гуляет вирус, я травлю его парацетамолом, травлю, а он и ныне там, бегает от уха до уха, злобно хохоча. Пишу сейчас под парацетамолом, так что проявите снисхождение.
Обычно я заранее настраиваюсь на особые страдания в феврале. Казалось бы даже неубиваемые мои гедонизм и жажду беспрерывно получать удовольствия легко уничтожить мертвецким дыханием февраля. Помните, как Остап Бендер говорил, что хирург с помощью обыкновенного скальпеля может причинить физическому телу намного больше страданий, нежели арсенал тяжелых пыток.
В общем, как видите, я не работаю над статьей «как прекратить страдания и начать жить.» Более того, каждый февраль я создаю бессмертные произведения, основанные на непереносимости зимы.
Однако в этом году у нас в Осло в феврале подозрительно тепло. Вчера смотрю, у поребрика изо льда робко пробивается росток пальмы (парацетамол, не забываем, парацетамол изменяет сознание).
Пошли вчера мужу куртку покупать. Покупать что-либо со мной в феврале — изощренная пытка. Обычно я заставляю спутника мерять куртки со скоростью восемьсот курток в секунду, а тут раз, и практически с первого попадания мы приобретаем вещь. Муж был так счастлив, что даже напялил ее на себя тут же у кассы.
Вышли из магазина, сэкономленные секунды куда теперь девать? Решили праздновать, покупка куртки, не хрен собачий. Отправились в ресторан индийской кухни Der peppern gror, очень популярный в нашем городе. Это экзистенциальное название можно перевести примерно как «Где растет перец», или что там они имели ввиду, когда покурили, и как это вообще соотносится с индийской кухней, впрочем, неважно. И вот, сначала мы боролись за получение столика, пришлось ждать и наматывать голодные круги вокруг локации, затем наконец угнездились за столиком, взяли по бокалу кьянти (в феврале лучше пить красное, оно согревает внутренности, это вам и эскимосы скажут, и индусы). И тут нам приносят потрясающую баранину на косточке, сначала, как интимно сообщает меню, маринованную в имбире и других специях, потом зажаренную на гриле, и мясо просто мягко падает на дно желудка и растворяется в красном вине, непередаваемые ощущения. Муж грызет свою курицу тикка, мы с ним в индийском всегда заказываем одно и то же, стабильность — признак психической неуравновешенности.
К концу ужина я понимаю, что и не хочу любить жизнь, и не могу не любить. И нечем наслаждаться, а приходится. Нет ресурсов жить, а жизнь прекрасна.
Вышли из ресторана, над нами возвышались два столпа городской ратуши, теряясь вершинами в облаках (откуда ночью облака, простите художника), а между ними стоял густой туман, сквозь который настырно пробивался свет газовых фонарей.
С одной стороны, ехать в Осло следует в период с мая по октябрь, с другой стороны, зимой здесь чудовищно красиво, даже сердцу больно. Цвет неба кобальтово-синий или пыльно-фиолетовый и другие эффекты.
Решили посидеть в соседнем баре, чтобы справиться с чувствами. Тут мне из Праги позвонили. Во время телефонного разговора торжественно начали бить колокола, а из бара вышла барменша и накрыла меня пледом.
Ребят, ну и как продолжать страдать в таких условиях, когда жизнь невыносимо прекрасна?

February chronicles

Strange job

 

IMG_4831

Моя самая странная работа — сторож на телефонной станции!

Это была моя самая короткая работа, я проработала на станции всего одну ночь! И эта ночь стоит того, чтобы о ней рассказать подробно:) В юности жила одна, училась в университете и постоянно где-то подрабатывала. Одной из самых долгих моих работ была должность санитарки в НИИТО, Новосибирском исследовательском институте травматологии, ортопедии и нейрохирургии. Работала в травме, у нас были самые безбашенные больные во всей больнице! Надо быть очень беспокойным человеком, чтобы схлопотать травму головы)) Работа в НИИТО дала мне незабываемый опыт и подарила лучшую подругу. Об этом периоде тоже не мешает рассказать подробно, но сегодня у нас на повестке дня телефонная станция.

Итак, я устроилась сторожем на телефонную станцию. Мне казалось, это работа мечты — пришел на смену, небрежно расписался в журнале, подождал, пока все работники разойдутся, и спи себе до утра на уютном топчанчике, который красовался в сторожке на видном месте вполне легально.

Но я не знала, что являюсь законченным параноиком, не знала вплоть до той знаменитой смены.

Сначала все было хорошо, я читала книжку и жевала бублик. Собиралась лечь поспать, как все нормальные сторожа, ближе к полуночи. Но внезапно шумы телефонной станции начали действовать мне на нервы. Первой пришла элегантная мысль: а что, если не все работники покинули телефонную станцию? Не, ну серьезно, кто их там считал, сколько пришло-сколько ушло! Да и войти на станцию в течение дня мог любой (маньяк), мог схорониться под столом в конце рабочего дня, а потом, после полуночи, маньячина выйдет и набросится на меня! 

С большим трудом удалось унять воображение, пообещать себе, что сегодня маньяка точно не будет, и уложить себя на топчан, пропитанный беспокойными снами сторожей с других смен.

И я даже чуть было не уснула, но в последний раз решила открыть глаза и убедиться, что всё хорошо.

Маньяка не было. Но на столе, прямо напротив меня, стоял рослый таракан и смело смотрел мне в глаза.

Как ужаленная вскочила я со спального рабочего места и простояла оловянным солдатиком до самого утра по стойке смирно, ровно посередине сторожки, подальше от мест, где могли базироваться тараканы.

Я страшно, патологически боюсь тараканов с самого детства. Маньяк — да это же просто детский сад какой-то по сравнению с его мерзейшеством тараканом!

Наутро я покинула здание телефонной станции, чтобы больше никогда туда не возвращаться 🙂

Strange job

Bleu Turquoise

Влюбилась в парфюм Armani Prive Bleu Turquoise без памяти. Мне в магазине дали пробник, и я его тестирую теперь каждый день, к нему неудержимо тянет.
Аромат стойкий, легко переносит ночь на теплой коже запястья. Терпкий, смолянистый, вызывающий, как поцелуй дракона. С поцелуем дракона — отличное сравнение, на поцелуй дракона решиться в здравом уме трудно, но после того, как поцелуй произойдет, наступает неожиданное умиротворение.
Раскрывается долго, страстно. Плывет по воздуху, как ладья, набитая восточными красавицами.
Верхние ноты: ладан, соль и черный перец.
Средние ноты: иланг-иланг, нагармота и индийский жасмин.
Базовые ноты: ваниль, сандал и мох.
Имя парфюмера, смело смешавшего все эти ингредиенты — Aurelien Guichard.
Неясно, что такое нагармота, наверное, какая-то индийская пряность, хотя в слове есть также что-то японское. Непонятно, Aurelien мужчина или женщина, впрочем, это совершенно неважно.
Аромат вне сезона, вне времени, без половой принадлежности.

Bleu Turquoise

#it’s Christmas

Птица поет в моей голове
И мне повторяет, что я люблю,
И мне повторяет, что я любим,
Птица с мотивом нудным.
Я убью ее завтра утром.
Жак Превер

А еще надвигается пора Рождества, время безумных растрат и фальшивого золота, мерцающего в темноте просторных холодных залов.
В это время хочется быть старым английским лордом, плюнуть на лондонскую суету и занудных титулованных родственников, уехать в родовой замок на границе с Шотландией, прихватив верного лабрадора, закутаться там в уютный клетчатый плед и прихлебывать виски из широкого низкого толстостенного бокала, сидя в старом кресле возле пылающего камина, а любимую трубку разбить о голову не вовремя пришедшего почтальона, выхватить из рук его дурацкие рождественские открытки и развеять их мелкие обрывки над бескрайним суровым полем, окружающим замок и подпирающим границу с Шотландией.
Уфф…
А если учесть, что я не являюсь английским лордом, нет у меня лабрадора, нет замка, я люблю своих родственников и до сих пор рождественская пора в Норвегии мне не опостылела, то… Остается только прихлебывать виски.

#it’s Christmas

Love story

11549192573_320758dd5f_z

Алевтина варит холодец уже который час и размышляет о том, как всё достало. Ещё один Новый год, ещё один холодец и вечный оливье. Как бы хотелось изменить всё в один момент!.. Помешивая варево большой ложкой, Алевтина смотрит в образовавшуюся воронку, смооотрит..
.. Огни огромного зала, Алевтина стоит в центре, упакованная в шуршащее черное платье, которое сидит комплиментарно на её полноватой фигуре. В высокой причёске чёрная роза, на ногах поблескивают туфли. Мессир — рядом с ней, его слова льются прямо в уши: «Алевтина, звезда моя.. Всё отдам за то, чтобы вечно быть рядом с тобой..» Холёной рукой, сверкая перстнями, мессир наливает в свой бокал черно-красное вино, в другой — змеиный яд, ставит бокалы на поднос. Зал полон обычной публикой мессира: убийцы, утопленники, повешенные. Все возбужденно шевелятся, звенят бокалами со змеиным ядом.
Вдруг на пороге появляется.. муж Алевтины. Лысина, очки, потертый серый костюм, муж подслеповато и недоумённо щурится на огни, на публику, и неизбежно приближается к подносу с угощением. Да как он сюда попал!..
Мессир отворачивается на секунду, и в этот момент Алевтина ловко меняет бокалы местами.
.. Запах пригоревшего холодца возвращает её на кухню. В дверях стоит муж в полосатой пижаме, лысина, очки весело блестят. В руках у него шуршащий пакет с туфлями.
— Дорогая, шёл мимо магазина, клянусь, ещё вчера его там не было! Купил тебе в подарок. Звезда моя!.. Что там с холодцом?

Love story

Pimlico

Начало ноября в Осло. По-своему люблю это время. Еще не очень холодно, но скоро, скоро. Сезон закрыт, и ветер гоняет обрывки воспоминаний о веселом нордическом лете по мостовой. Редкие оставшиеся на холодных, продуваемых ветром улицах туристы таращат круглые глаза и похожи на сов.
Фишка Норвегии — рано темнеет, и возле едальных и питейных заведений зажигают факелы. Думаю, что эта традиция осталась из тьмы веков, когда запоздалый путник шел из последних сил и думал, что вот я и всё, ноябрь взял меня. И тут яростно горящий факел, сигнализирующий о том, что каждого замерзшего и голодного здесь ждет тарелка горячей еды и стакан горячительного. Годы пронеслись, а всё так и есть. И пить :0)
В общем, с одной стороны романтическое время, с другой безысходное, горожане готовятся к долгой зимовке и к празднованию рождества одновременно, а я покажу вам ноябрьский Лондон :0)
В начале ноября, как стемнеет, необходимо обязательно прогуляться по району Pimlico. Он вас точно не разочарует. Мистическое время в великом городе, где порталы открываются на каждом шагу, а спустившийся на землю мрак способствует этому действу. Темно, туманно, тусклое свечение луны, подозрительное отсутствие прохожих, горящие витрины магазинов. Магазины здесь непростые. В одном — чучела экзотических птиц. В другом — зловещий манекен с лицом, на котором отсутствуют черты. Пассажиры в проезжающем мимо автобусе кажутся ненастоящими.
Неожиданно — великолепный образчик стрит-арта известного художника. Подсвеченная дверь джентльменского клуба, в который никто не заходит. В окнах домов не мелькают фигуры жителей, такое чувство, что всё живое на время покинуло город, оставив за собой лишь декорации, мерцающие в неверном свете уличных фонарей. Даже церковь выглядит как после выноса всех святых.

Читать далее «Pimlico»

Pimlico

Who rules

36dd084be6addc34af8950b94b450c00

Тяжело, мать его, состоять из множества субличностей, тем более, что главный там не я. Субличности, они как дети, нуждаются в твердой руке и чтобы кто-то фактурный указал путь. Или хотя бы сказал «Прекратите верещать».
Мои совершенно отвязанные, а из-за отсутствия главного распоясались до невозможности.
Одна хочет срочно куда-то ехать и порывается паковать чемодан, вторая планирует гедонистично наслаждаться холодным осенним периодом при немигающих в стылом ноябрьском воздухе свечах.
Первую манят миражи, состоящие из барханов, сверкающих на солнце водоемов и вкопаных в белый песок пляжа ресторанных столов, на которых угрюмо лежат лобстеры, отправляющиеся в последний путь, и фальшиво-радостно пузырится шампанское. Она игнорирует тот факт, что я ненавижу пляжный отдых.
Вторая представляет себе прелести возлежания у камина (отопительной батареи) с чашкой дымящегося какао, в котором плавают островки маленьких острозубых маршмеллоу. Ей плевать, что я не переношу какао.
Одна собралась худеть и питаться исключительно семенами чиа, другая планирует приобрести себе многоярусный торт. Мне обе они противны, и я хотела бы послать их обеих подальше.
Естественно, я беру только верхний пласт, начни копать глубже и перечислять всех — оу ноу, это формат не для социальных сетей.
Абсолютно всех их ежеминутно гнетут сомнения, и они не прочь поменяться ролями в любой момент.
Им явно нужен рулевой. Ну почему, почему я не умею рулить.

Photo: Sarah Moon

Who rules