Japan as a dream

Япония осталась в памяти моей белым облачком, светлым пламенем. Она как прекрасная крупная жемчужина, которую я проглотила вместе с приготовленным опытной рукой мастера блюдом из моллюска в рядовом и с виду мало примечательном японском ресторане. Теперь жемчужина лежит во мне и генерирует перманентное желание немедленно отправиться обратно в Японию, а еще жемчужина эта содержит дорогие сердцу воспоминания, которые так хочется сохранить лично для себя, и так неохота делиться с людьми!.. Но надо
Что, пожалуй, самое необыкновенное, встреченное мною в путешествии, это люди, которые нашли свой парадиз. В своем отеле случайно разговорилась с красивым итальянцем, который поведал мне, что несколько лет назад он решительно переехал в Токио, потому что влюбился в этот город во время кратковременной рабочей командировки.
«Вернувшись домой, я начал готовиться к осуществлению своего плана, подготовка заняла пару лет. Приехав в Токио, я начал с низов. Мне даже приходилось мыть посуду в ресторанах! Теперь я актер, снимаюсь в основном в рекламе. Например, сейчас мы делаем рекламный ролик для этого отеля.
У меня японка-жена и двое прелестных ребятишек. Я счастлив. Токио — мой город.»
«А как же Италия?»
«Италия.. — мой собеседник на минуту задумывается, окутав себя дымом сигареты. — Италия это самая прекрасная страна на земле. Я не думаю, что когда-нибудь побываю в ней. Хотя.. может быть. Впрочем, не знаю.»
Второй человек был родом из Великобритании, небольшого городка недалеко от Лондона. Мы познакомились за кофе в другом отеле, где я сидела в ожидании японского завтрака. Британец семь лет назад переехал в Токио, оставив за спиной работу экономиста в скучной конторе, и в Японии стал гидом.
«Я жду сейчас свою группу с экскурсии. Я считаю Японию замечательной страной, а Токио — это безусловно самый лучший город в мире, современный, продвинутый, интернациональный, а люди, с которыми я здесь познакомился, потрясающие. Я обожаю свою работу. У меня есть все, о чем я когда-либо мечтал в своей жизни, и даже то, о чем мечтать я не осмеливался.»

Реклама
Japan as a dream

Moscow

А я люблю Москву. Она — как барыня, которая потребовала себе чаю со свежими булками, и сидит в гостиной, вся в белых одеждах, звенит кольцами на пухлой не знавшей труда руке, помешивая сахар в чашке серебряной ложечкой. И ей совершенно поровну, о чем там судачит дворня за ее спиной.
Москва — как молодая богемная девица модельной внешности, только что вдохнувшая кокаина, с расширенными зрачками и отрешенным лицом, заказывает в баре коктейль и стеклянным взглядом смотрит сквозь. И ей все равно, что говорят о ней за ее спиной обыватели.
Москва — это когда-то давно переехавшая из Саратова и проработавшая всю жизнь в торговле плотная корпулентная тетенька, которая движется сбитеньким танком по Тверской-Ямской, сверля прохожих взглядом маленьких цепких глаз, и ей плевать, что о ней думают бабки на лавочке возле типовой пятиэтажки.
Москва — как только что пубертатно созревший цветок из провинции, мило-розовый, накупивший себе модных одежек на рынке, вставший на каблуки и дополнивший свой умопомрачительный образ поддельной сумкой Луи Виттон, и ей невдомек, что трындят о ней томные московские модницы, пребывающие перманентно в тренде.
Москва древняя и прекрасная. Она знает: всё преходяще, всё наносное. В прошлом веке рыли метро, украшая его позолотой и полудрагоценными каменьями величиной с собаку, сегодня пытаются напялить на рыхлое тело столицы узкое функциональное платье. Москве манипуляции с ее телом не причиняют никаких неудобств. Она знает: стоит ей только встать во весь рост и потянуться, как посыпятся ненужной чешуей с нее все эти станции метро, переходы, многоэтажки, блестящие пустыми окнами стильные офисные здания. Мигом Кремль ударит в колокола, братья Власовы разложат товар по прилавкам, а по Тверской понесется лихой ямщик, срочная телеграмма временному правительству, его величество Ленин торжественно ложится в гроб хрустальный, едут-едут в черных крытых жуках комиссары за очередной своей жертвой, тетя Клава накрывает длинный стол чем послевоенный бог послал, ну, за победу, из-под густых бровей Брежнева рвется на волю хитрая усмешка, на привокзальной площади торгуют детским питанием и матрешками, выбелили церкви заново, чтобы чаще господь примечал, перегородили Красную Площадь “куда прёшь? Не видишь, закрыто!”, курс валют меняется каждый день, как температура лихорадочного больного, штоле попробовать пироги Штолле, а вы заходите к нам, мы сделали наш собственный пармезан!
Москва ляжет обратно, перевернется на другой бок и соснет еще пару веков. А там посмотрим.

Moscow

Okonomiyaki

Когда мы гуляли с Йошико по Асакусе (кстати, японцы произносят «Асакса»), она спросила меня, что бы я хотела отведать на ланч. К тому моменту я уже удовлетворила пожар по суши, полыхавший у меня внутри, и потому ответила, что мне все равно, не с кулинарной целью я приехала в Японию, и полностью полагаюсь на вкус Йошико.
Тогда японский друг мой предложил окономияки.
«Если бы меня спросили, с каким именно блюдом надо знакомить иностранцев в Японии в первую очередь, я бы без сомнений выбрала окономияки» — сказала она.
Я обычно питаюсь со скоростью озерного бобра. Стояло дерево, пришел бобер — не стало дерева. Поэтому я очень люблю еду, когда ее просто так не заглотишь, когда это процесс. Фондю какое-нибудь там, шашлык из маршмеллоу. Вчера мы сидели в швейцарском шале и отогревали руки над неверным огнем, пробивающимся сквозь каминную решетку, Грета опускала кусочки белого хлеба в горячую сырную массу, а мы наливались Грюнер Вельтлинером до краев. Позавчера — нанизывали белые сахарные облака маршмеллоу на тонкие веточки, обломанные с рядом растущего деревца, и обжаривали их над костром, крепко пахло жареным сладким, а пили мы колу, Рэйчел и я, нам было тринадцать.
Что-то меня унесло куда-то туда, где никогда я раньше не бывала, а сегодня у нас по плану окономияки и только окономияки, — строго сказала Вера Ивановна, поправляя пенсне, наклоняясь над моей тетрадкой, и от нее отчетливо пахнуло сакэ.
Всё, больше не буду хулиганить, отсюда правда и только правда (и ни слова правды), ой, всё, это в последний раз, клянусь окономияками.
В общем, вас сажают за столик, основную поверхность которого занимает жаровня. Наверное, прохладной токийской зимой эти рестораны особенно популярны. Кстати, в теплом мае они были не менее популярны, нам пришлось отстоять очередь с номерками начертанными на руке, чтобы попасть в ресторан.
Приносят меню, выбираешь опцию мясо или рыба, или морепродукты, или микс. Мы взяли одну мясную смесь, вторую с морепродуктами. В миске лежит смесь выбранных продуктов, нашинкованные овощи, из них основная часть — капуста, положено сырое яйцо, добавлены специи и мука. Смесь полагается тщательно вымешать, сформировать лепешку прямо на жаровне, и внимательно жарить.
За соседним столиком сидели две японские куколки барби, девушки были фарфорово-прекрасны, их образы были выверены тщательно, также как и подобраны и отглажены их хрустящие кукольные наряды. Эти стилизованные красавицы очень круто смотрелись в дыму окономиячной, очень круто.
Данным постом завершаю серию текстов о своих незабываемых и самых лучших шести днях в Японии. Япония, я приеду в тебя еще.

Okonomiyaki

some answers

gresshoppeblog (https://wordpress.com/read/feeds/67998414) составила одиннадцать вопросов, на которые не просила меня отвечать, но я все-таки отвечу 🙂

  1. В чем смысл жизни? — Ни в чем. Ну, ни в чем смысл в жизни. I mean it 🙂
  2. Во что ты веришь? — Я верю в то, что вариант жизни, данный нам в ощущениях, не более чем отлично сделанная иллюзия. Настоящий же мир скрывается за этой фотообоей. И в последнее время куски старой проститутской выдумки начали отваливаться, и истинный мир, изначально задуманный Творцом Игры, начал отчетливо проявляться перед моим изумленным взором. Ну наконец-то! То, о чем мы мечтали.
  3. Какие книги изменили твою жизнь? — Все книги, что я читала, изменили мою жизнь. Если бы не книги, я сейчас не могла бы ни читать ни писать, поскольку школьному обучению я просто не поддавалась. Книги выучили меня и поставили на ноги, и наделили хоть каким-то интеллектом 🙂
  4. Где бы ты хотела жить, если б могла свободно выбирать? — я бы хотела жить много где. Я бы очень хотела разделиться на несколько маленьких полноценных Я и жить одновременно в нескольких странах и городах. Лондон, Майами, Караганда — ничего оригинального, как видите.
  5. Решилась бы ты написать рассказ о лучшем сексе в твоей жизни? — нет. С хрена ли))
  6. Равноправие/партнерство или традиционный уклад в семье? — все виды укладов одновременно, приветствую) Сегодня так, завтра этак. Стабильность — вообще не моё)
  7. Какими ты видишь твои идеальные отношения на сегодняшний день? — именно такими, какие есть. Я замужем за самым лучшем в мире для меня мужчиной. Даже когда он ошибается, он делает это гениально.
  8. Чем бы ты пожертвовала ради любви? Где проходит твоя граница? — я пожертвовала, это уже произошло. Больше всего на свете я не люблю стабильность и обожаю многообразие. То, что я живу много лет с одним и тем же человеком и не представляю себе другого варианта — это есть оно. Пожертование моё 🙂
  9. Какой был твой самый лучший день рождения? — Когда мы плыли на корабле с Крита на Санторини, и я угощала шампанским других пассажиров. А пассажиры в ужасе отказывались)
  10. Если б ты снимала фильм, о чем бы он был? — У меня есть масса готовых сюжетов. Но боюсь, что все эти снятые мною фильмы имели бы только одного зрителя — меня. Так что, собрав все свои творческие силы и научившись двигать камерой, я бы сняла полуфильм-полупризрак, о полу-мире полу-мечте. О моей жизни, то есть.
  11. Что ты делала сегодня утром? — сегодня утром я проснулась в прекрасном, радостном настроении после вчерашней попойки, продолжавшейся до двух или трех ночи, не помню. Всю ночь мне снились тревожно-радостные сны. Мой стройный и красивый раб (я отбирала его на рынке с особенной тщательностью) сварил мне кофе, только вчера вечером я торжественно посвятила его в Кофевары. Так что сегодня утром я пила кофе, вспоминая фрагменты вчерашней вечеринки и последний бокал прохладного и чистого, как слеза, белого вина на террасе, выпитого в лучах серебристой, переливающейся через край луны, перебирая одновременно картотеку снов, и периодически отдавая распоряжение слугам сварить еще кофейничек кофею. А потом я встала и приготовила бранч членам своей семьи, а именно кукурузные панкейки с кленовым сиропом и шоколадом, и жареное яйцо. Именно такой завтрак готовила мне в детстве моя гувернантка, прожившая часть жизни в Луизиане. Члены моей семьи были страшно довольны и долго славили меня.
some answers

Asakusa, Tokyo

Конечно, пройтись по району Асакуса с настоящей японкой — это была лучшая идея, что меня посещала. Благодаря Йошико я узнала, например, что девушки, массово гуляющие парами и группками, наряженные в кимоно и очень, очень каваи, не являются ни гейшами, ни майко. Это обыкновенные девушки, которым иногда приходит в голову прогуляться, одетыми в кимоно, и тогда они специально едут в Асакусу, максимально подходящий район для подобного действа.
Асакуса — это кусочек старого города в ультра-современном Токио. Когда я вспоминаю день, проведенный в Асакусе, у меня ощущение, что я смотрю кинофильм, который крутят у меня в голове, настолько события того дня кажутся нереалистичными.
Ряды развевающихся на ветру ярких японских флагов, разноцветных платков, сабо, красных фонариков, звенящих колокольчиков, вееров, рыб и прочей мелкой чешуи, дымные жаровни с воскурениями возле храма, мелькающие в толпе гейши, честное слово, если бы мимо прошел невозмутимо дракон, я нисколько бы не удивилась.
В толпе я наткнулась на борца сумо. Да, девочки, я встретила борца сумо. Борец сумо — не передать словами, как хорош, в своем наряде с широким поясом, с повязкой на голове и гладко причесанными волосами, собранными в маленький аккуратный хвостик на затылке. Мой был — молодой парень в очках, несколько академического вида, легко краснеющий от посторонних женских взглядов. Я долго пожирала его глазами, о как же мне хотелось его сфотографировать!.. И это было, наверное, вполне возможно, стоило только подойти к парню и попросить, но я не смогла. Я упустила такой кадр!.. Но я не смогла подойти, потому что внутреннее чутье говорило мне явственно: не надо.
Есть в этом, знаете, определенный кайф, встретить в Асакусе случайно борца сумо и не сфотографировать его, в этом определенно что-то есть.
Вечерняя Асакуса загадочна и неповторима. Она словно кусочек сказки, который вам удалось подсмотреть как раз перед тем, как перегорел телевизор.
Когда я начну вспоминать прошедшую жизнь, кадры из моей вечерней прогулке по Асакусе я буду смотреть с упоением.

Asakusa, Tokyo

Coffee in Hamburg

Какие-то места трогают за живое. По непонятным причинам. Вот у меня никак не выходит из головы Гамбург. И у вас, мой читатель, тоже наверняка есть такое место.
А если.. А вдруг, когда человек спит последнюю ночь в понравившемся ему городе, а чувства такие как правило взаимны, Город приходит и долго любуется спящим человеком. После чего бесшумно уходит. А через пару минут клон человека, прозрачный как сонное облако, поднимается с кровати и, даже не бросив прощальный взгляд на свой крепко спящий оригинал, исчезает в закоулках города?
А что если мой клон до сих пор бродит по Гамбургу, слоняется по пристани, глазеет на бородатых капитанов с сиплыми (йо-хохо, и бутылка рому!) голосами, гуляет по Рипербану, без рислинга пьяный, не знаю даже что еще делает..
И как только отпустило — значит, клону конец, он недолговечен, облако рассеялось, наваждение растворилось в воздухе.
Думаете, это все мои фантазии? Уверены? В этом мире, где даже чашка кофе за вами наблюдает?

Coffee in Hamburg

Travel as a dream

У каждого свой идеал женщины, вот мой: дама сидит в аэропорту и что-то пишет в своем ноутбуке. Сегодня Брюссель, а завтра ей в Париж по делу срочно. Ясно, что у меня пол-ленты таких, а сейчас начинается сезон, и будут лётать только так, по всем направлениям, полосуя небо авиалайнерами.
Кстати, стать таким человеком довольно легко, надо просто предать, отдать и по ветру развеять всё то, что вам было очень дорого: налаженный быт, уютнейший дом, сверкающий лимузин в гараже, грядки, круглый год плодоносящие ананасами.
Ну или как-то сочетать два этих мира, по возможности, не делая ни из одного из них культа.
У меня же пауза, в Осло пришла неласковая весна (я её ещё часто называю хмурая-небритая), на любое приветливое слово поливает всех холодным дождём, солнце она спрятала надёжно где-то в Испании, я на балкон сегодня выходила с зонтом.
В такие моменты человек варит азиатский суп. Данный суп подсмотрен автором во время перелёта Гамбург-Осло, в журнале нашей лучшей в мире компании norwegian. Летайте norwegian, и всё у вас будет офигенно (реклама проплачена рецептом пресловутого супа).

Чтобы не смешивать в кучу самолёты, путешествия, кулинарию, мои ценнейшие жизненные советы и сравнения погодных условий на разных континентах, рецепт супа выйдет следующим эшелоном.
Love and piece.

Travel as a dream