Despair

Я хочу поехать в Эдинбург, одна, там поселиться не в отеле, а снять квартирку в депрессивном нейбохуде, сидеть на кухне, под звуки закипающего чайника, и, вздыхая, смотреть в окно на робко зеленеющие кустарники.
Шотландские ветра и дождливая непогодь — это то что надо. Приеду в апреле, в Шотландии никогда не жарко, хотя нет, лучше в ноябре, а то апрельское цветение магнолии будет давать бессмысленную надежду, а мне нужна безысходность.
Я буду мучительно размышлять над судьбами человечества, прогуливаясь возле Крепости, вдыхая глубоко воздух, основательно пропитанный тленом. Каменные фигуры, зловеще позеленевшие от вечных шотландских дождей, будут усиливать ощущение безнадежности своим трупным видом.
На обед я буду пить пустой чай, позвякивая ложечкой в стакане, иногда стану наведываться в простецкое кафе, где довольно плохо, но старательно готовят хаггис. Ну и виски, неизменный спутник одинокого писателя, визитирующего Шотландию.
Я хочу, чтобы ветер тоскливо гонял по пустынной улице обрывки вчерашней газеты. Чтобы редкий прохожий не поднимал на меня глаз, углубившись в свои тяжкие раздумья. Чтобы выли бродячие псы, надрывно, как по душам умерших при жизни.
Я хочу найти, совершенно случайно, побледневшую монету, затерянную между заскорузлых камней вековой мостовой, и купить на нее пинту пива. Я знаю, бармен нальет, невзирая на мелкую ценность монеты, в Эдинбурге знают толк в развлечениях.
Я буду бродить возле Музея Писателя, и вздыхать, как мурена. Я не зайду в музей, ибо мне не интересен чертог мёртвого писателя, а вот побродить поблизости, как привидение, это я пожалуйста.
Подавать нищим медяки, кутаться в шубу из рыбьего меха на пронизывающем, промоченном дождями ветру — что еще надо.
Что вы знаете о безысходности, вы никогда не были в Эдинбурге в ноябре.

Despair

Edinburg

7133428167_c84512c901_c

В свое время очень понравилась поездка в Эдинбург. Я даже долго потом бредила им: Эдинбург, Эдинбург, Эдинбуржище. С тех пор собираюсь вернуться, но дорога не лежит. По идее нужно ехать дальше, в страну, лазать по горам, пытаться высмотреть Лох-несское чудовище в невозмутимых водах озера, там есть чем заняться. Говорят, в прежние времена люди делились на две категории: одни видели чудище, горячо рассказывали о нем, клялись, что оно существует, другие скептично молчали, а между собой поговаривали о том, что в условиях сурового шотландского климата человек вынужден согреваться виски, и кто его за это осудит. На озерах заняться особо нечем, но потом, на определенной стадии наслаждения напитком наедине с природой, к человеку является Несси.
Однако вернемся в Эдинбург. Потрясающий город, великолепный. Интересуетесь историей — вам туда. Хотите выпить — Эдинбург распахнул свои объятия. Повеселиться — да не вопрос. Несмотря на мрачноватую действительность, холод, малосолнца, шотландцы радушны, любят хорошенько принять для настроения и повеселиться, причем без соблюдения границ. Например, в Абердине есть паб, открытый в бывшей церкви, и ничего. Ничего им за это не было )))))
Понятно, что пабов на квадратный метр Эдинбурга — хватает. В пабах пиво, а именно Килкенни, Гиннес, эль, соответственно. Приятные собеседники )
Есть прямо в центре одна улица — вот найду фотку, покажу. Смотрела на нее и видела старый Эдинбург, прямо по мотивам рассказов гида: в прежние времена Эдинбург был небольшим захолустным городом, очень грязным и опасным для жителей и приезжих. Так что, история там до сих пор лежит в придорожных канавах, ее нужно только разглядеть.
Обширная и популярная тема в городе — колдовство, ведьмы, привидения. Имеется своя ведьмарня. Туда не ходили, и так хватало сердцу впечатлений.
Зато ходили с гидом в подвал огромной церкви, там видели казематы, в которых когда-то томились бездомные, всякий сброд, и где орудовали ведьмы, соответственно. Гид показывал нам очерченный мелом круг, оставшийся от средневековых оргий (вроде бы), и говорил, что ведьмическая сила этого круга действует до сих пор. Вот один турист насмелился и встал в этот круг, в нелепой браваде. А потом, по слухам, на него свалилась пара нехилых несчастий.
После этой речи гид спросил, не желает ли кто-нибудь из нас постоять в круге, он препятствовать не может, желание клиента — закон. Наша группа угрюмо промолчала в ответ на это любезное приглашение.
В завершение волнующей проходки по казематам, выйдя на улицу, мы завернули в какой-то специально нас поджидающий паб, скажу вам, очень аутентичный, и идеально подходящий для финального удара по неприкрытым нервам путешественника.
Сквозь всю тьму веков не мытое засиженное мухами окно пробивались скорбные лучи неяркого эдинбургского солнца (это я не списываю сейчас у Короленко, пишу сама, по памяти)), проворная полноватая подавальщица в неброских лохмотьях разливала нам по стограмм виски, куда ни кинь взгляд — везде пыльные бутылки, ужас запустения и безысходность. Атмосферка была такая, что каждый из нас глубоко и мрачно задумался над стопарем своего виски, а гид удовлетворенно и ласково взирал на нас, довольный эффектом от своей экскурсии, еще бы.
В народе говорят, что Шотландия настолько суровый край, настолько занятый разбоем, выживанием, выращиванием продуктов пропитания в тяжелых климатических условиях, что в стране имеется всего одно исконное шотландское блюдо, и это хаггис.
Люди обыкновенные как правило клянутся, что никогда не возьмут в рот хаггис. Тем не менее, хаггис можно отведать много где, и я это конечно же сделала. Похоже, туристам подают облегченный гламурный вариант традиционного хаггиса, и мне блюдо понравилось.
Настоящий народный хаггис готовится из бараньих потрохов, порубленных с солью, салом и толокном, сваренных в бараньем желудке. Прелестно.
Легендарная собака, долго сидевшая на могиле покинувшего сей суматошный мир хозяина, отлита в бронзе, а возле памятника расположился паб имени этой собаки. Там можно поскорбить о бренности всего сущего и поразмышлять о верности четвероногих.
В общем, в Эдинбурге всё : мрачная средневековая крепость на горе, нагоняющий ужас после наступления сумерек каменный всадник на лошади (а над ним черный ворон кружился), талантливый писатель Вальтер Скотт, почтивший Эдинбург своим рождением, легкомысленные шотландские юбки у суровых с виду мужчин и надрывная волынка, церкви такие, что войти жутко, а перекреститься неудобно, задорные шотландцы, море эля, океан удовольствия. Поезжайте сами и убедитесь, что нисколько не преувеличиваю.

Для инспирации можно посмотреть фото:

https://maorino.com/2015/04/13/edinburgh/#more-422

https://maorino.com/2015/04/23/edinburgh-3/

Изображение