Voodoo Quinn

29546681060_9949b5324c_c

Про Мари Лаво так еще и не почитала, все собираюсь.
Пока знаю только, что это была культовая фигура в Нью-Орлеане, мастер вуду, которая и после своей смерти успешно нагоняет страх на людей обыкновенных.
Одна из топовых экскурсий в городе — поход с гидом на местное кладбище. Причем в одиночку посещение кладбища совершать не советуют, потому что именно там похоронена Мари Лаво, и могут случиться разные непредвиденные ситуации.
Читала, что люди приходят на могилу Лаво, кладут подарки, можно спросить о чем-то у королевы вуду, или чего-нибудь попросить. Причем подарки должны быть ценные, не дешевка какая-то, иначе дарителю мало не покажется. Надаренные вещи спокойно лежат на могиле, никто их не берет. Нафиг-нафиг.

Я сразу для себя решила, что экскурсия по кладбищу для меня будет — too much, не пойду. Вообще не сторонник подобных развлечений. Но посмотреть на кладбище очень хотелось, поэтому, ближе к вечеру, сели с мужем в трамвай с кокетливой надписью Cemetery на лбу (люблю, когда конкретно, хочешь на кладбище — подъезжает трамвай с надписью «Кладбище», все ясно, поиск двойных смыслов не актуален).
Долго ехали, приехали на конечную, высадились. Кладбище там большое, и не одно, выглядит очень впечатляюще, но не то чтобы оно уникально, по-моему, в Европе есть похожие: белые камни надгробий, высушенные и выбеленные солнцем плиты, кресты, все как полагается.
Возле трамвайной остановки встретили молодую девушку, которая подошла ко мне и начала говорить, что сейчас кладбище уже закрыто, надо приходить до пяти вечера. Одно, правда, еще открыто, вот туда можно прогуляться.
Я сразу ей сказала, что мы чисто посмотреть приехали, гулять по кладбищу не собираемся.
Девушка говорила очень медленно и странно, наверное, она была под веществами. Не знаю, чего хотела, может, надеялась провести нас по кладбищу за деньги.
Очень поразили ее глаза, серьезные, пытливые, трезвые, как будто живущие своей личной жизнью на лице человека, который принял успокоительного больше, чем для просто успокоиться.
Почему-то стало жутко, и я полезла в трамвай, идущий в обратную сторону. Хотя его стоянка была не менее десяти минут до отправления.
Конечно, воображение разыгралось, как море во время шторма, в которое забросили утлую лодку.
Захотелось написать длинный и тяжелый роман о жизни девушки, которая стала впоследствии Мари Лаво, или это ей просто показалось. Да, ей это показалось, потому что действие должно происходить в наши дни. Я собиралась мастерски балансировать на грани выдумки и реальности, но как только представила, какие ужасы из жизни воображаемой девушки придется скрупулезно описывать, отступилась.
Романа не будет.

Voodoo Quinn

Baby doll

34140619815_d342c188c7_b

Как хотелось бы не волноваться, все отпустить, сложить с себя ответственность, прямо сбросить на пол, расслабиться и получать от жизни только удовольствия! И чтобы список обязанностей был бы не очень длинен, и чтобы не в напряг.
Чтобы не думать, как все успеть и охватить в Орлеане, где и каким образом мы проведем последние полдня перед отлетом, куда мы денем багаж, раз тут в отеле его не принимают, как будем лететь обратно через Даллас, не выйти ли мне из транзитной зоны и не остаться ли в Далласе, и снова мысли о долгом перелете, что с нами будет..
Было бы здорово взять и ни о чем не беспокоиться. Но это возможно только если бы я была не я, а молоденькая красотка с еще по-детски пухлыми ножками, в коротком розовом платьице, в кудрях, беспрестанно дующая пузыри из розовой бабл-гам (да, этот тип безнадежно устарел, таких сейчас нет, но я-то ретро, мне можно так фантазировать).
Чтобы мой папик-муж бегал, суетился, все устраивал, или наоборот, был спокойным и упрямым, стоял рядом скалой в белом костюме и черных очках, одной рукой подписывал счета, другой рукой грозил мне, чтобы не улыбалась носильщикам, и одновременно с достоинством принимал восторг и восхищение окружающих лощеных бизнесменов, с супругами элегантного возраста и вида — но это снаружи, а изнутри — староватыми, несвежими и в сущности, обильно потеющими бабами. Или высохшими антисекс-грымзами, заточенными на бриллианты и унижение обслуживающего персонала.
А я бы стояла, дула пузыри или имбирный лимонад, смотрела бы на окружающих пустыми голубыми глазами, а папа бы мне обещал мороженое и поход в секс-шоп, если буду себя прилично вести.
Но нет, я грымза, заточенная на бриллианты, потеющая в жарком климате Орлеана, и у попадающихся на пути бизнесменов с подтянутыми женами я вызываю нулевой интерес и вежливое молчание.
Но я так не могу, сказала про себя всю правду, а про других — еще нет, так что вот порция правдочки, и что хотите то с ней и делайте.
Видели такой тип мужчин, что в Европе, что в Америке, довольно пожилых, но с виду-то еще ничего, в которых все уже угасло насовсем?
Недавно слышала стендап московского комика, он говорил, что деды в любом возрасте флиртуют и волочатся за молодками. Но это, может быть, в России, которая вдруг спохватилась, что так и не пережила сексуальную революцию, и начала ее бурно и несвоевременно переживать, не в такт с остальным миром, при этом на глазах эволюционируя.
А в Европах и Америках все давно прожито и пережито, все забыто, пронумеровано и уложено в файлы.
И вот встречаешь такого господина, а у него губы в нитку, он то ли подчеркнуто на тебя не смотрит, то ли правда не замечает, так как а зачем, в мире чистогана нет необходимости из себя корчить ухажера, ее нет.
Но возможно, это только потому, что я — полноватая грымза в черных кудрях, вызывающих вожделение разве что у парикмахера. А будь я лолитоподобной красоткой, описанной выше, мы бы еще на них посмотрели, я думаю. Мы бы полюбовались.
:0)

Baby doll

Ageing

25840844101_c8233b83a2_c

Слушьте, я конечно понимаю, что мы тут с вами создали свой удивительный и блистающий мир, и живем в нем в комфорте и неге. Истинная правда, я познакомилась на фб с такими офигенными людьми из разных стран, часто европейских, но также многие из друзей проживают в России! А в России, нельзя игнорировать этот факт, к эйджингу относятся совсем иначе, чем в Европе и Америке.
Недавно: прекрасный русский мужчина пишет отличный коммент к фото французской 61-летней модели, и завершает его словами: “Классно, что она не стесняется своего возраста!” Если бы модель вдруг прочла этот комментарий, у нее бы выпал стакан сельдереевого сока из рук. Она бы никогда не врубилась, с каких это попугаев она должна стесняться своего возраста! Она бы уехала на велосипеде вдаль, к кромке моря, крутя педали и размышляя о том, как неожиданнен и призрачен этот мир!
Я сама долго боялась старости, признаюсь. Старость представлялась мне так: я еду в инвалидной коляске, вся седая, а прохожие кричат мне: ну чо мать, отжила своё?..
Когда мне исполнилось 40 лет, я тот день не забуду никогда. Во-первых, еще загодя я глубоко погрузилась в интернет и просидела там суток трое, не вру!! Безвылазно, не отвлекаясь на сон! Мой муж, хотя привыкший к закидонам, но на третью ночь не выдержал, он вышел в трусах и в свете ночника (жалобно заплакал) громко закричал: “Если ты немедленно не отправишься спать, я отвезу тебя к врачам! Пусть они тебя усыпят!”
На меня это подействовало, потому что мой муж до этого кричал на меня всего один раз, когда он заснул на пляже на солнце, а я подкралась и положила ему на спину ледяную свежайшую медузу.
Я зомбиподобно зашла в ванную комнату и посмотрела на себя в зеркало. В зеркале внезапно мое лицо все пошло мелкими морщинами, на глазах превращающимися в трещины, по типу иссушенной земли в пустыне Аризоны, и вдруг рассыпалось осколками, как адово зеркало. Так я поняла, что молодость прошла и наступили хреновые времена.
Выпив для бодрости полстакана коньяку, я легла спать, и заснуть-то долго не могла! Организм желал продолжать функционировать. Но ничо, ничо, потом проснулась, отошла, жизнь продолжилась.
И вот вчера мы с мужем пили в баре, а там на “счастливый час” (это когда дешевле наливают) прискакала группа бодрых пенсионеров. Все на стиле, все на помаде, мужчины элегантны, женщины ослепительны. И как давай напитки раскупать, у барменши аж руки задрожали от перегрузок.
И вот эта картина вселила в меня неубиваемый оптимизм. Теперь я вижу наше пенсионерское будущее так: мы с мужем, все в Луи Виттоне (шутка, Габана подойдет), расслабленно путешествуем по миру. Везде посещаем бары, иногда дискотэки.
Жаль только, что придется вдвоем колбаситься, я-то тот еще говорливый попугай, а муж — интроверт со склонностью к социофобии, максимум, что он может сказать незнакомцу, это “простите, не могли бы вы сойти с моей ноги”, и то после получасового страдания.
Я бы взяла с собой нашего неженатого друга. Но он мало того что тоже социопат, так еще и склонен к агрессии, не знаю, с таким сопровождением ко мне точно никто не подойдет, не угостит дринком.

В общем, если вы экстраверт, не боитесь спиться на старости лет, хотите путешествовать и видеть мир слегка опьяненными глазами, присоединяйтесь.
Бум стареть вместе ;0)

 

Ageing

New Orleans evening

33711445930_59af98ec87_b

Еще одна сторона жизни в Луизиане: ослабить пояс брюк, перешить верхнюю пуговицу на джинсах, накинуть удобную тишотку, сланцы, и пошла гулять система по влажным и жарким улицам Нового Орлеана.

Потому что элегантность нам здесь зачем, элегантность нам тут ни к чему, да и если вдуматься, и в сланцах и шортах тоже заключена своего рода элегантность.

Можно пойти в Устричный бар и там долго мучиться, выбирая между сырыми устрицами натюрель и ими же запеченными на гриле. Еще и Рокфеллер существует, это не следует забывать, тоже вариант, кстати, и нефиговый.

Можно вообще пойти вразнос, пробуя блюда местной аутентичной кухни, а здесь и красная фасоль с рисом, и джамбалайя (какое все-таки легкомысленное название!.. Как имя смешливой девушки легкого поведения), и po-boy и beignet (эти изыски еще не попробованы, вроде бы, это сандвичи); а вот это стоп, а вот это нельзя, жареный аллигатор. Ну должны же быть у нас какие-то принципы, какие-то кулинарные табу, наконец!..

А вот еще не позавтракать ли в отеле Хилтон. А че, медленно, мееедленно приготовленные яйца, слышите, спешка вообще не нужна, тут главное медленно!  А потом быстро их съесть. Мужу яичницу sunny side up, потому что sunny side down звучит как-то по-полицейски безысходно.

Луизианский красный перечный соус везде, перец повсюду. У меня уже горит нутро, от жареного, перченого, медленно или наоборот быстро приготовленного. Где здесь предприятия здоровой еды?.. Простите, это я не вам, еще бокал розе, пожалуйста, или нет, лучше вон того эля мне плесните. Я вообще-то пиво не, ну вы понимаете. Только в Луизиане.

Горько, дамы. Горько потому, что придется улетать отсюдова, а весь широкий спектр местных алкогольных напитков не попробовать. А потому что это невозможно. Ну, по-крайней мере, на той ступени алкогольного развития, на какой я стою. У меня черный пояс в пино гриджио, и грамота за освоение розе, лично врученная крепко сбитым питейным коллективом города Ницца.

А в спиртосодержащих напитках я плаваю. Виски, ром, арманьяк — меня прет от названий, а пить — ноу сорри. Ну разве что нах шпиль.

Здесь, я не узнавала себя, еще до полудня уверенно заказала в баре местный крепкий коктейль Sazerac, основанный на доброй порции американского ржаного виски. Ray wiskey, значится на бутылке, и это, действительно, прямая дорога в рай.

В общем, если вы все еще читаете, не убежав в смятении в соседний бар, спасибо вам. Спасибо вам, а теперь все, вам пора в соседний бар. И мне, наверное, тоже.

:0)

New Orleans evening

New Orleans morning

33966241121_72cc7b73ca_b

Утро по-новоорлеански
Это просто праздник какой-то! Утренний Новый Орлеан пахнет малиновым леденцом.
Я, со своим непревзойденным чутьем, взяла с собой только один парфюм, Les Filles de Berlin, Serge Lutens, и он удивительно подходит Орлеану.
Встала в шесть утра, еле дотянула до семи, когда открывается кафетерий.
Там, покупая кофе и апельсиновый сок, разговорилась с барменом, приехавшим в Америку из Сербии.
Выходя на солнечную улицу, столкнулась с бодро бегущими людьми в ярких спортивных костюмах.
Оторванного вида черный парень, проходя мимо, пожелал мне доброго утра. Проезжающий мимо велосипедист остановился, сообщил, что сегодня проводятся велосипедные гонки, и не уехал, пока я не пожелала ему удачи на гонках.
Консьержка рассказала, что ранее в этом красивом статном здании размещались конторы, пока их не превратили в роскошный аппарт-отель.
В нашем огромном номере установлена монументальная кухня, в которой можно устраивать кукинг-классы, либо жарить крупных индеек без остановки. Печь готовит все, что ни пожелаешь, вплоть до поп-корна, холодильник делает кубики льда. Мы же здесь только пьем вино, проказники такие.
На террасе можно совершать утреннюю пробежку.
Вот такая здесь у нас жизнь, неужели бывает лучше.
Сегодня поняла: я хочу сюда приезжать, чтобы просто здесь быть.
Хочу выходить в семь утра из подъезда, плестись к соседнему кафетерию за утреней дозой кофеина, останавливаться поболтать с прохожими. Смотреть на пролетающих в небе механически машущих крыльями птиц.
Хочу быть.

New Orleans morning

Travel: dream it or not

4195644271_b4932c761c_z

Иногда во время подготовки к путешествию преследует стойкое чувство, что ехать надо. Но бывает и так, что внутреннее чутье подсказывает: лучше было бы остаться дома, много лучше. У меня есть два отличных примера, подтверждающих эту мысль, два совершенно разных путешествия, о которых хочу рассказать.

Читать далее «Travel: dream it or not»

Travel: dream it or not

Jet lag

33892292902_c22c3d5d79_z

Вчера был офигительный день. День, когда меня накрыло джет-лагом.
Наверное, надо записать происходившее хронологически, а то потом сама не поверю, что все это было со мною.
Утро началось бодро в третьем часу ночи. Пыталась заснуть обратно, не вышло, открыла бутылку мальбека (кстати, в середине апреля празднуются дни мальбека, или это всего один день, но я считаю, одного дня недостаточно, праздник-то какой!..)
Сама не заметила как выпила полбутылки, сидя на фб и отвечая на комменты. Это мне, однако, никак не помогло заснуть, поэтому, вся такая энергичная, сбегала за кофе, как только кафетерий открылся.
После кофе, очнувшись, мы поползли искать место бранча.
Разбитная официантша с ходу-с разбегу предложила нам блади мэри, я неожиданно для себя согласилась.
После кровавой я вошла в состояние, близкое к трансу. Еще его хорошо Остап Бендер описывал: «Я дошел до того, что меня можно было испугать простым финским ножом».
Французский квартал начал наводить на меня чувство ужаса и тотальной безысходности. Из каждого окна мне улыбались куклы-вуду. Кролики развалили розовые и голубые пасхальные яйца.
На площади возле церкви я шарахалась от церковников, раздающих листовки. Там же четверо мощных ребят со всей дури дули в трубы, и звуки ликующего субботнего джаза били меня прямо в голову, туда, где находился центр спокойствия и равновесия.
Пошли обратно в номер, чтобы я попыталась уснуть на пару часов.
По дороге зашла в сувенирный магазин в отеле Вальдорф-Астория, там захотелось купить половину ассортимента, настолько все было прекрасное, но не было энергии совсем. Купила кольцо с вызывающе-голубым топазом, огромным и блестящим, как глаза элитной проститутки, которой не заплатили.
В отеле не смогла заснуть, как ни вертелась ужом, поэтому выбросились обратно на улицы Орлеана.
В ресторации заказала розе к жареным устрицам и крабу, поданному со стружкой кокоса и ломтиками авокадо.
В общем, так я еще не пила, по такой алкогольной лестнице я еще не спускалась. Однако чувствую себя сегодня наконец-то окей, пришла в себя.
И немного про Орлеан.
Мы в восторге, в полном восторге. Мне кажется, мы хорошо вписались здесь. Город называют Big Easy, и теперь понятно почему. Мы в струе, идем по улице, уютно переваливаясь с ноги на ногу, как утки, как это делают 80 процентов прохожих в этом чудесном южном городе. Вчера дала доллар попрошайке, «чтобы он купил себе пива».
Мне не верится, что где-то есть Осло, в котором сейчас от силы десять градусов тепла. Не, не может быть.
Сказала мужу вчера:
Give me one reason why should we live in Oslo?
На что он не нашелся, что ответить.

Jet lag