Reykjavik

bjorg-smycken,bjorg-jewellery,1

Помните, я вас посылала в Осло, Копенгаген, Стокгольм, Хельсинки даже. Забудьте всё, начните жизнь с чистого листа и приезжайте в Рейкьявик!! Впрочем, Осло можно оставить, всё-таки я там живу))
Как я себе представляла Рейкъявик все эти десять лет, что (медленной лодкой в Китай) сюда собиралась? На пустынной продуваемой ледяными ветрами улице, по которой летают обрывки газеты «Рейкъявикские новости (газета выхолит раз в год), возле паба стоят три подмороженных туриста и греют руки об лося, а внутренности согревают крепким спиртом, настоянным на ягеле и морошке, прихлебывая его из железных кружек. Всё не так!
Рейкьявик оказался оживленным и очень туристическим городом, с огромным центром, набитым ресторанами, кафе, пивными, магазинами и арт-салонами! А на ярком солнце, которое заливает город с раннего утра и до позднего вечера, так вообще!
Но холод стоит, конечно, жесткий. Я привезла с собой куртку, но не взяла свитер. Так вот, свитер бы очень пригодился, как и шапка, от ветра лоб ломит.
В шумном и просторном аэропорту Кефлавик мне сразу понравилось, автобус бодро отвез нас к центру города, а там начались некоторые траблы. Сначала долго ждали такси с парой норвежцев. Пока стояли, договорились ехать вместе, ради экономии. Кстати, неплохая идея, поскольку в Исландии довольно дорого.
Затем я прибыла в свой отель, на этот раз не шикую, очень бюджетный. Как всегда, не прочитала описание на букинге, и на месте выяснилось, что у нас тут общие кухня, душевая и туалет на три номера. Впрочем, всё очень мило, включая не шумных жильцов. Стоимость же номера, тем не менее, вполне соответствует полноценному отелю в Европе.
Бросив вещи, сразу пошла в город, но ноги принесли меня сначала на набережную, до которой пять минут ходьбы. Здесь меня основательно встрепало зверски холодным ветром, и я тут же завернула, спасаясь от бронхита, в простой деревянный ресторанчик, на котором висела скромная вывеска: «Суп из лобстера».
Забегая вперед, скажу, что вчера я весь день лобстером питалась, а что поделать, если здесь это специалитет.
Сидела на скамье плечом к плечу с испанскими и китайскими туристами, условности отброшены, ела суп из огромной кружки, и никакого белого вина или даже пива, только лобстер, только хардкор!
Затем выпила крепчайшего исландского кофе в соседней кофейне, с кофе здесь всё в порядке, как и в Скандинавии, послонялась по набережной (вернее, ветер меня погонял), и двинулась в центр.
Центр меня потряс. Скоро буду дома, покажу фотки.
Может быть, именно в июле и августе здесь сезон (температура летом не поднимается выше 14 градусов), и поэтому народу так много, но Рейкьявик — это полный восторг!!
Свалилась спать очень рано, полету предшествовала полубессонная ночь, и выспалась так, как не высыпалась уже очень давно!!
Изначально собиралась смотреть только город, но теперь мне хочется и плыть смотреть тупиков (национальная птица Исландии), и китов, не говоря уже про Голубую Лагуну.
Кстати, у меня был когда-то знакомый исландец (вместе учились в школе в Ставангере), так он говорил, что в Рейкьявике зимой не бывает сильных холодов, и поэтому ехать туда можно далеко не только летом.

Реклама
Reykjavik

Hong Kong Hong Kong

56178698_2282431268681804_3747097621295005696_o

В аэропорту Хитроу везде, даже в туалетах, играет успокаивающая музыка Вивальди. Интересно, это как-то связано с брекситом?..
Первое, что сделали по возвращению домой, это наварили кофе и с наслаждением его пили, собственно, пили кофе весь день до вечера, норвежские кофеманы вернулись в родные пенаты.
Гонконг — страна чайная, в отеле ограничивались чашечкой с утра, не люблю этот капсульный кофе, пить его можно, получать удовольствие — нет. В городе конечно есть кофейни, хипстерские, крафтовые, все как положено, в них сидит молодежь в белых кроссовках за ноутбуками Apple. Но кофе там — вопрос везения, где-то хорош, где-то странненький. Найти обратно кофейню с понравившимся напитком трудно, Гонконг нашпигован просто заведениями, пестрота невероятная, работает каждый сантиметр, некоторые из них вообще мистически-непонятного происхождения. Например, выскочила из кофейни, оставив там мужа, за какой-то мелочью на минутку, и тут же потерялась в мёбиусе улиц. В одном из закутков увидела сидящего на мешках белого кота, естественно, вломилась внутрь помещения, где за столом сидели пожилые китайцы с изрезанными добрыми улыбками медными лицами, и что-то перебирали, не пойми что, то ли контрабандный табак сортировали, то ли билеты на шоу карликов раскладывали по росту. Ко мне все дружно обернулись и осклабились в приветствии. Знаками показала, что имею желание фотографировать кота. Радостно закивали и отвернулись к своим делам, а кот, который спокойно сидел на мешках до моего появления и медитировал на внутреннего Будду, конечно же, сначала нелепо открыл рот, потом зевнул, потом отвернулся, потом обнажил клыки, а в конце вообще спрыгнул с мешков и показал мне взглядом на дверь.
Я выкатилась на улицу, с трудом нашла мужа, сидящего в кофейне над остывшим кофе.
Потом уже пришла мысль: а не опасно ли так врываться к дядькам в незнакомое помещение? А ну как почикали бы на мелкие куски ятаганами и расфасовали по пакетам? В голове с юности застряла фраза великого: «Никогда не доверяйте улыбкам азиатов!» И этот белый кот еще..
Или именно так начинается паранойя? 🙂

Hong Kong Hong Kong

Hong Kong zen

55949904_2281088138816117_6888958333957439488_o

Когда едешь в города, которые не входят в десятку общепризнанных лидеров, всегда существует риск. Может не понравиться, можно почувствовать себя неуютно, неоднозначно, не к месту. Однако важно съездить и составить собственное мнение, полагаться на отзывы других путешественников полностью нельзя. Обычно мне, как визуалу, отлично помогают фотографии, и, собираясь куда-либо, я в первую очередь бросаюсь искать фото в гугле. Но и этот способ не стопроцентный, бывает, что фотографии не передают.
Если город тебе понравился, объяснить внятно, почему, тоже трудно. Кто-то, приехав в Гонконг, увидит лишь серые бессмысленные коробки, а кто-то проникнется романтикой и духом этого удивительного города — микса азиатской и европейской культур, пропитается дымом курительных палочек в храмах и навсегда влюбится в Гонконг, совершенно неповторимый.
Кстати, мне всегда хотелось попасть в Гонконг, просто очередь до него никак не доходила. «Гоннконнг!» — словно гонг, звучало у меня в голове.
Я поняла, важно энергетически совпасть с городом, тогда попадешь именно в него, а не в нагромождение серых коробок обшарпанных зданий. Нам сегодня вечером улетать, а я уже хочу вернуться.
Да и улетать не хочу. У меня гонконгский синдром — дзен, который играючи пронзает здесь даже кота обыкновенного.

Hong Kong zen

Japanese sauna

Про японскую баню
Остановившись в погоне за экзотическими впечатлениями и необычными ощущениями в японском аутентичном отеле Hanare, в районе Taito, тоже очень аутентичном, как бы кусочек старого Токио в современном мегаполисе, я случайно попала в японскую баню.
Заселение в отель проходило непросто: меня пригласила менеджер, красивая девушка с безупречным английским, в офис, и там с полчаса, угощая чаем и печенюшками, рассказывала о правилах поведения и выживания в отеле, и во время этого инструктажа дала карту местности, на которой значками ♨️ было помечено несколько бань.
В самую лучшую из них, рекомендованную профессионалом, я не смогла попасть, потому что все бани кроме одной открывались утром и закрывались днем, а я металась по городу как белка-путешественница, поэтому мне пришлось топать в единственную из бань, которая работала допоздна.
В общем, пришла и чуть не повернула назад, это был не шикарный онсен, а обычная районная баня, причем не для туристов, а для жителей округи. На ресепшн толпились люди, бегали дети, словом, не моя обстановочка. Но решила зайти, раз пришла. И не пожалела об этом!
Баня делилась на женскую и мужскую зону, зоны не пересекались, и на нашей половине вольно расхаживали голые японские бабы. Надо сказать, что плотность местного населения в Японии высока, нигде я не видела настолько мало иностранцев, так вот, мое бледное европейское тело, увенчанное головой с не раскосыми глазами, выделялось там, как хрен в сметане.
В предбаннике нужно было снять одежду и аккуратно сложить ее в шкафчик, добрые японские женщины мне с удовольствием подсказывали, вернее, показывали знаками, как оперировать высокотехнологичными замками и куда потом ключ засунуть.
Затем я зашла в собственно баню. Это было великолепно. Несколько небольших бассейнов, выложенных простой белой плиткой, с водой разных температур, в одной из них, например, вода была горячая до боли, чуть не доведенная до кипения, в другой — леденющая, верьте, живым из тех ванн было не выбраться, самурайские женщины это вам не другие какие женщины, это не нежные лилии, а орхидеи, карабкающиеся по камням с помощью когтистых корней. В общем, по щиколотку рискнула только зайти, а жаль, омоложение было бы неизбежно, смоги я погрузить свое тело в воды целиком.
В каждом бассейне плавали ветки бамбука!! И никто, конечно, этим не восхищался, кроме меня, я любовно глядела на бамбук, сидя в бассейне, чувствуя, как дзен уверенно проникает в поры головного мозга:)
Во дворике снаружи тоже был бассейн, там можно было посидеть под звездами и рядом с зарослями бамбука же, помедитировать.
Это было очень круто! Честно скажу, нигде я не чувствовала такого единения с японским народом, как в этой простой незамысловатой бане. Бамбук дело тонкое.

Japanese sauna

Japan as a dream

Япония осталась в памяти моей белым облачком, светлым пламенем. Она как прекрасная крупная жемчужина, которую я проглотила вместе с приготовленным опытной рукой мастера блюдом из моллюска в рядовом и с виду мало примечательном японском ресторане. Теперь жемчужина лежит во мне и генерирует перманентное желание немедленно отправиться обратно в Японию, а еще жемчужина эта содержит дорогие сердцу воспоминания, которые так хочется сохранить лично для себя, и так неохота делиться с людьми!.. Но надо
Что, пожалуй, самое необыкновенное, встреченное мною в путешествии, это люди, которые нашли свой парадиз. В своем отеле случайно разговорилась с красивым итальянцем, который поведал мне, что несколько лет назад он решительно переехал в Токио, потому что влюбился в этот город во время кратковременной рабочей командировки.
«Вернувшись домой, я начал готовиться к осуществлению своего плана, подготовка заняла пару лет. Приехав в Токио, я начал с низов. Мне даже приходилось мыть посуду в ресторанах! Теперь я актер, снимаюсь в основном в рекламе. Например, сейчас мы делаем рекламный ролик для этого отеля.
У меня японка-жена и двое прелестных ребятишек. Я счастлив. Токио — мой город.»
«А как же Италия?»
«Италия.. — мой собеседник на минуту задумывается, окутав себя дымом сигареты. — Италия это самая прекрасная страна на земле. Я не думаю, что когда-нибудь вернусь туда. Хотя.. может быть. Впрочем, не знаю.»
Второй человек был родом из Великобритании, небольшого городка недалеко от Лондона. Мы познакомились за кофе в другом отеле, где я сидела в ожидании японского завтрака. Британец семь лет назад переехал в Токио, оставив за спиной работу экономиста в скучной конторе, и в Японии стал гидом.
«Жду здесь свою группу с экскурсии. Я считаю Японию замечательной страной,  Токио — это безусловно самый лучший город в мире, современный, продвинутый, интернациональный, а люди, с которыми я здесь познакомился, потрясающие. Я обожаю свою работу. У меня есть все, о чем я когда-либо мечтал в своей жизни, и даже то, о чем мечтать я не осмеливался.»

Japan as a dream

Stavanger

IMG_5520

Каждый раз, когда я прилетаю в Ставангер, и нога моя ступает на чистый кафельный пол аэропорта, с которого можно есть, я сразу думаю, а не переехать ли нам обратно. Впрочем, эта мысль развеивается буквально на другой же день.
Маленький кукольно-хорошенький центр Ставангера можно обойти за полчаса. Еще полчаса потратить на то, чтобы прогуляться вдоль моря, полюбоваться кораблями, подышать морским воздухом. На этом всё, остальная территория города занята белыми деревянными домиками с ухоженными дворами. Есть и многоэтажные здания, превосходного скандинавского качества, но я не знаю, жить на земле в многоэтажке, воображая себя на Манхэттене — это не самая лучшая идея.
Однако прогулки по маленькому центру города —  далеко не главное в жизни горожан. Жители города передвигаются на машинах, на работу, с работы, по магазинам, навещая многочисленных родственников, живущих в соседних городках и деревнях. Американский стайл ов лайф. Когда мы жили в Ствг, каждые выходные с апреля по октябрь мы как заведенные ездили в туры по округе, нам никогда не надоедало любоваться горами, фьордами и другими красотами провинции Рогаланд.
Спорт, рыбалка, охота, в лес за ягодами, грибами и новыми ощущениями, катание на яхте, ужины и попойки с друзьями, приезжающими в просторный дом с ночевой — если иметь хороший круг общения в Ставангере, жить можно как в раю.
Когда я учила язык в местной школе, перед началом каникул наш учитель пригласил всю нашу группу к себе в гости. Казалось бы, чего можно ожидать от детного учителя средних лет, затюканного викингшей-женой, какого такого жилища. Вид, открывающийся с крыльца его дома, нас потряс. Дом стоял на самом берегу, а напротив гордо красовались горы и фьорд, фильм снимать можно было прямо из окон его дома. Мы пили кофе на лужайке, переосмысливая увиденное и начиная понимать суть сбывшейся норвежской мечты, а в довершение всего учитель покатал нас по фьорду на собственной небольшой яхте.
Выбор товаров в Норвегии в целом невелик, но поставляют им обычно самое отборное, самое лучшее, или то, что они предпочитают. Например, норвежцы очень любят лакрицу, которая представлена здесь во всех видах, включая мороженное.
Ставангер, конечно, очень отличается от Осло, и именно здесь находится Норвегия, а не в Осло. Еще следует помнить, что страна длинная и простирается с юга на север, климат очень различный, в том же Ставангере, расположенном на западном побережье, практически отсутствует зима, температура гуляет вокруг нуля и часто уходит в плюс, в Осло — снега, льды и холод, но сильный мороз приходит редко, на севере же Норвегии настоящий дубак.
Страна малонаселена, и далеко не все живут так кудряво, как богатенький Ставангер или столичный Осло.
Мне в этот раз не достался мой любимый отель, ситуация с отелями в городе на этой неделе напряженная, зато у меня здесь поселилась футбольная команда, что не может не поднимать настроение)
Жизнь в провинции имеет свои прелести: все магазины у меня тут под боком, я уже половину обошла. На площади возле церкви расположился небольшой рыночек. Подумала, что нужно, наверное, очень симпатизировать Норвегии, как я, чтобы с таким удовольствием пройти по рядам со скромными дарами земли северной, картошкой, капустой и ревенем — королем сезонного рынка. Купила зато местную клубнику. У нас в Осло и в помине нет еще норвежской клубники, между прочим, самой вкусной в мире, а у ставангерцев — пожалуйста. Это потому что Хардангер, в котором выращивают местные фрукты, расположен неподалеку, да и рядом со Ставангером вовсю культивируют клубнику.
Разговор на рынке, подслушанный мною. Покупательница спрашивает деда-продавца:
— Карты принимаете?
Дед отвечает незамедлительно:
— Только подарочные.
Милый провинциальный юмор

Stavanger

Asakusa, Tokyo

Конечно, пройтись по району Асакуса с настоящей японкой — это была лучшая идея, что меня посещала. Благодаря Йошико я узнала, например, что девушки, массово гуляющие парами и группками, наряженные в кимоно и очень, очень каваи, не являются ни гейшами, ни майко. Это обыкновенные девушки, которым иногда приходит в голову прогуляться, одетыми в кимоно, и тогда они специально едут в Асакусу, максимально подходящий район для подобного действа.
Асакуса — это кусочек старого города в ультра-современном Токио. Когда я вспоминаю день, проведенный в Асакусе, у меня ощущение, что я смотрю кинофильм, который крутят у меня в голове, настолько события того дня кажутся нереалистичными.
Ряды развевающихся на ветру ярких японских флагов, разноцветных платков, сабо, красных фонариков, звенящих колокольчиков, вееров, рыб и прочей мелкой чешуи, дымные жаровни с воскурениями возле храма, мелькающие в толпе гейши, честное слово, если бы мимо прошел невозмутимо дракон, я нисколько бы не удивилась.
В толпе я наткнулась на борца сумо. Да, девочки, я встретила борца сумо. Борец сумо — не передать словами, как хорош, в своем наряде с широким поясом, с повязкой на голове и гладко причесанными волосами, собранными в маленький аккуратный хвостик на затылке. Мой был — молодой парень в очках, несколько академического вида, легко краснеющий от посторонних женских взглядов. Я долго пожирала его глазами, о как же мне хотелось его сфотографировать!.. И это было, наверное, вполне возможно, стоило только подойти к парню и попросить, но я не смогла. Я упустила такой кадр!.. Но я не смогла подойти, потому что внутреннее чутье говорило мне явственно: не надо.
Есть в этом, знаете, определенный кайф, встретить в Асакусе случайно борца сумо и не сфотографировать его, в этом определенно что-то есть.
Вечерняя Асакуса загадочна и неповторима. Она словно кусочек сказки, который вам удалось подсмотреть как раз перед тем, как перегорел телевизор.
Когда я начну вспоминать прошедшую жизнь, кадры из моей вечерней прогулке по Асакусе я буду смотреть с упоением.

Asakusa, Tokyo